Дальневосточный морской заповедник как единственный в России морской заповедник

Мы выдвинулись из Барабаша в Посьет, а оттуда – в первый и единственный в России МОРСКОЙ заповедник. Дальневосточный морской заповедник – это также одна из немногих ООПТ, находящаяся в ведении Академии наук.

История его создания изложена потрясающе: это подробное и яркое описание бюрократических процедур, стоящих за процессом придания территории особого охранного статуса. Проект устройства заповедника в конце 1970-х согласовывался с десятками советских ведомств и местных организаций. Конфликтную ситуацию создавало само расположение будущего резервата: из-за близости к границе флот, в то время основной пользователь территории, не решался отдавать её. Пока ученые не пошли на хитрость и не заручились поддержкой любимца ВМФ – академика А.П. Александрова.

Сейчас заповедник состоит из четырёх частей, мы посетили только южный район этого большого комплекса – остров Фуругельма и мыс Островок Фальшивый.

Остров Фуругельма – место гнездования сотен разновидностей птиц.
Экскурсовод, нанятая заповедником на сезон, предупредила, что мы находимся на эталонном участке природы. Она также воспроизвела (сама того не зная) формулу Г.А. Кожевникова, о том, что заповедники необходимы для наблюдения за естественными процессами в дикой природе и сравнения с теми участками, которые подвергаются человеческому воздействию.

При этом, опорными точками на экскурсионном маршруте по острову служат остатки военной инфраструктуры 1950-х. А еще раньше – в тридцатые – на острове была ферма голубых песцов. Михаил Пришвин, посвятивший этому действу красочный рассказ (http://prishvin.lit-info.ru/…/dorogi…/tri-nochi-v-posete.htm ), о последних отзывался нелестно. Песцы сожрали всех птиц, гнездовавшихся в то время на острове. После чего ферму, кстати, закрыли.

В общем, еще раз убедилась в том, что большая часть территорий, которые сейчас объявлены заповедными или подлежат охране как эталонные участки дикой природы, уже подвергались (и не один раз) прямому воздействию человека. Это одно из важных лично для меня открытий экспедиционного сезона 2019 в целом.

Тем не менее, уникальность заповедника именно в том, что охраняются еще (под)водные ресурсы. Охранная акватория простирается на три мили от островов – что ограничивает возможности жителей залива Посьета по организации любительской рыбалки. Но дело, конечно, не в любительской рыбалке, а в местных промыслах. Если в Карелии каждый второй – рыбак, то в Приморье есть целые деревни водолазов. За два дня с водолазом здесь можно заработать столько, сколько по всей стране обычно собирают на промыслах за сезон.

Поэтому, в 2000-х, когда у заповедника появилась возможность обновить оборудование, началась своеобразная «гонка вооружений» с браконьерами. Лодочные моторы у них, обычно, превосходят те, что имеются в распоряжении сотрудников отдела охраны. Помимо наших заходят еще и северные корейцы, чьи суда иногда прибивает к косе мыса Островок Фальшивый. В общем, на инспекторах лежит громадная ответственность. В некоторых заповедниках, в том числе и в Морском, например, на эту должность стараются не брать сотрудников с местной пропиской, чтобы избежать конфликта интересов.

Приезжайте в Приморье, здесь хорошо. Виды и сами можете оценить. Фото: Миша Каталов

#cultexp
#открываемроссиюзаново

«Мой дом — мое село»

О праздновании дня села в Барабаше рассказывает студентка Елизавета Криволапова

По счастливому совпадению нам удалось побывать на праздновании 125-летия поселка Барабаш.

Барабаш – это крупнейшее село в Хасанском районе, окружённое территорией национального парка «Земля леопарда», который накладывает ограничения на пользование лесом и рекой местными жителями. Сотрудники национального парка стараются смягчить конфликт с селянами, организовывая эколого- просветительские мероприятия и принимая участие в местных праздниках. Например, на юбилее посёлка волонтеры «Земли леопарда» раздавали травяной чай и проводили Лео-лотерею.

Праздник организовывал местный Дом Культуры (клуб), в котором работает множество кружков творческой самодеятельности (от русских народных танцев до кудо). В первую половину дня проходили выступления местных творческих коллективов, а вечером – дискотека и салют (!!!).

День села – это прежде всего день его жителей. На протяжении всего представления проходила церемония чествования сельчан. Сначала поминули героев ВОВ, а затем стали раздавать грамоты и медали долгожителям села, медицинским работникам и преподавателям, крепким семьям (за долгую супружескую жизнь и многодетность), индивидуальным предпринимателям, трудягам на земле и творческим коллективам. Редкий житель ушел домой без награды!

Юбилей прошел на ура, однако из-за долгожданной солнечной погоды половина сельчан предпочла остаться дома и заняться огородом.

Барабаш запомнился контрастностью! На наш взгляд, если взять этот отдельный день из 365, то он покажется самым добрым и светлым для местных жителей, но на общем фоне – это пир во время чумы.

Фото: Миша Каталов

#cultexp
#открываемроссиюзаново

Первый день дальневосточной экспедиции или ряж, давлёнка и фотоохота на леопарда

Александр Сувалко

кутёж, ряж, давлёнка и стрелёнка;
До бога высоко, до царя далеко.
в первом ряду одно слово сегодня всерьез упоминается в значимых академических журналах первого квартиля. кто угадает, что за слово и его значение, привезу небольшой сувенир из Приморья.
вторая поговорка широко распространена среди местных.
ну и пара слов о сегодняшнем днем.
участники экспедиции сегодня с 8 утра на ногах: часть студентов отправилась на экотропу анкетировать туристов, другие пошли в отдел экопросвещения, пока руководители экспедиции брали интервью у зам. директора охраны, главного лесничего и зам. директора по науке.
главным событием стало посещение научной деревни в Кедровой пади и новых фотолабазов. перед заездом на некогда функционировавшую научную станцию, мы увидели внушительных размеров кладбище, но поскольку наше время было ограничено, и мы не теряли надежды хотя бы услышать мурлыкание леопарда, пришлось миновать этот важный памятник.
нас ждала частичка тайги с широколиственными лесами, следами медведя, брод по реке Барабашевка, и попытки понять, как же себя ощущает фотограф, сидя в течение недели в фотолабазе в ожидании леопарда.
еще раз услышал о теории, согласно которой воронов (да, этих не всегда приятных птичек) обвиняют в (!) мутуализме с кошками — то есть предполагается, что птицы помогают леопардам найти добычу и (в случае успеха с применением death bite) терпеливо дожидаются, когда крупный хищник закончит трапезу.
#cultexp
#открываемроссиюзаново

Национальные парки и заповедники

 

 

Фотографии с первого дня от Миша Каталов: национальный парк «Земля Леопарда» и заповедник «Кедровая падь»

На «Земле леопарда» хочу отметить эко-тропу: несколько лет назад её сильно обновили, и сейчас там чудесно. Информационные стенды, экспликации ко многим растениям, интерактивы «чьи следы» и т.д. Если будете в этих краях, обязательно посетите, и берите экскурсию, очень познавательно и интересно.

В «Кедровой пади» есть очень интересные строения для фотографов: они запираются там на долгий срок и ждут появления леопарда, чтобы сфотографировать его. Условия не из легких: выходить нельзя, стоит это удовольствие 21 (!) тыс. Рублей в день (!!!), леопард может и вообще не появиться. Хотя те, кому удаётся, обычно выигрывают фотоконкурсы.

Фотографии сделаны на canon 5d mark 3, объектив canon L f 2.8 24-70.

Приморье: старт экспедиции

Александр Сувалко

19 сентябряПриморский край, Артем

Началась четвертая в этом году экспедиция школы культурологии «Влияние научной инфраструктуры на развитие территорий: особо-охраняемые природные территории Приморского края» (18-30.09). за это время мы планируем посетить все наиболее значимые ООПТ юга приморского края от Кедровой пади и Южного направления Морского заповедника до Уссурийского и Лазовского заповедника.

Следите за нами на страничке Экспедиции школы культурологии ВШЭ, в инстаграме Instagram.com/culturology и на сайте cultexp.ru, который выполняет функцию архива.

перелет в Приморье для завсегдатаев этого семи с половиной часового удовольствия давно превратился в ритуал. эти подготовленные люди берут с собой ровно столько сколько нужно грамотному путешественнику: чемодан для ручной клади, рюкзак с техникой, да пакет с редкими вещами, которые не купишь в Приморье (таких, правда, не бывает).

мы видим, что люди узнают друг друга и интересуются «зачем на этот раз»; неподалеку сидят актеры и придумывают сценарий черной комедии, справа от меня сидят смутные спортсмены. сначала подумал, что борцы, но уши у них не сломаны, вероятно, что-то менее контактное. к счастью, конкурировать с ними за очередь в туалете не пришлось.

абсолютно все участники экспедиции готовятся к полю: листают книги 30-х годов, которые удалось отфотографировать в исторической библиотеке (скан слишком дорогое удовольствие, которое себе может позволить только профессура); читают или слушают в формате аудиокниги рассказы Владимира Клавдиевича Арсеньева об Уссурийском крае; просматривают актуальную литературу об ООПТ Приморского края. самые творчески настроенные личности смотрят Дерсу Зала 1975 года или сопят под молодого Дмитрия Дроздова образца 1985 года, которого вы легко обнаружите на ютубе.

в 24 часа по московскому времени включают свет для того, чтобы во второй раз покормить пассажиров. проснувшись от мелатонинового сна, некоторые не с первого раза понимают, где они находятся, почему снова нужно брать в руки касалетку (чек) с металлическим основанием.
— вам с рис с курицей или треску с пюре?
— а треска приморская?
— к сожалению, подмосковная.
— все равно треску, кажется, трехразовая переморозка не должна испортить эту неприхотливую в готовке рыбу.

наиболее сообразительные молодые участники и вовсе заказали (!) халяльное питание, узнав, что в него больше входит (это бесплатно).

вопросы в духе: а нельзя ли вместо этого еще немного поспать? когда это закончится и мы уже прилетим? особенно не звучат, все же в руках разогретая еда, а скоро можно будет выбрать кофе или чай.

день будет длинным: сначала мы заберем автомобили в г. Артем и отправимся в один из старейших заповедников в нашей стране — Кедровую падь, где будем проживать на территории национального парка Земля леопарда, который входит в состав заповедника.

#cultexp
#открываемроссиюзаново

Чупинские промыслы

10 сентября, Михаил Каталов, Москва

Наша автомобильная колонна, под завязку набитая рыбой и изделиями с морошкой неспешно движется в Москву, так что самое время рассказать вам о своем исследовательском проекте.

Я взял важнейшую тему — промыслы. Мне хотелось выяснить, что в Карелии самое вкусное\дорогое\ликвидное\необычное и попытаться описать это. Несмотря на то, что проблематика не нова, я открыл для себя множество неочевидных вещей, пообщался с самыми разными людьми и чувствую, что финальный отчет выйдет что надо. С вами же поделюсь выдержками из своего полевого исследования.

Если очень коротко –– в этом году ничего ни у кого нет. Из-за холодного лета в минувший сезон количество грибов и ягод резко сократилось.

Рыбалка, ягоды и грибы — традиционные карельские и поморские промыслы, ими занимаются уже очень давно, и мало что поменялось в процессе добычи и сбыта.
Эти три категории являются основными и для современной Чупы, люди не просто ходят в лес «по грибы, по ягоды», а часто продают их. Но у каждого из промыслов есть свои особенности: грибы, например, являются самым невостребованным товаром, так что преимущественно собираются для себя.

Как и положено поморам, чупинцы ловят как на удочку\спиннинг, так и на сети. В основном ловят опять же для семьи, но часто можно встретить практику бартерного обмена товара на услугу (одна респондентка отмечала, что чистит сети от рыбы, и в качестве вознаграждения забирает что-то себе). Продажи рыбы как таковой нет: в магазинах рыба привозная, очень редко можно встретить чупинскую в отдельных торговых точках, на еженедельной ярмарке её также нет. Местные жители уже знают рыболовов, которые часто ходят в море, и напрямую заказывают нужный объем и породу рыбы. Так что открытой возможности полакомиться чупинской треской, к сожалению, или к счастью местных, нет.

По сравнению с вырубкой леса и рыбной ловлей, промыслы практически не регламентируются. Ягоды и грибы, собираются кем, где и как угодно, хотя конкуренция на болотах рядом с Чупой весьма высокая.

Ягоды — это самый прибыльный, поэтому и самый востребованный товар. Килограмм морошки (знаменитой северной ягоды) можно продать по 600 рублей, черника идет чуть дешевле — 300\400 рублей. Поэтому за сезон можно заработать от 300 до 600 тыс. в зависимости от опыта, понимания, где растет ягода, наличия лодки, чтобы выезжать на острова, и потраченного на это времени. Поэтому многие семьи комбинируют занятие рыбалкой и сбор ягод, сбывают большую часть и живут на эти деньги в несезон.

Несмотря на то, что в 90-е годы здесь значительно сократилось население и количество рабочих мест из-за закрытия ГОКа (горно-обогатительного комбината), сейчас Чупа — активно развивающееся городское поселение. Поэтому то тут, то там появляются новые, более специфические локальные промыслы. Одним из самых ярких примеров можно считать заброску — вид нового, модернового промысла в Карелии. Суть заключается в транспортировке туристов в труднодоступные территории для экскурсий, сплавления на лодках и отдыхе на островах. Цена заброски сильно разнится в зависимости от региона, типа заброски, и времени, но местные отмечают, что это один из видов заработка сейчас.

Так как Чупа — один из центров Северо-Карельского туризма, сюда каждый год приезжает много людей, появилась потребность и в возрождении старых промыслов в новой оболочке. Так, местами возрождения можно считать две институции — Чупинский дом культуры и Дом Творчеств, который подчинен Лоухскому району. Там вместе с детьми чупинцы вспоминают такие культурные практики как поделки из бересты, карельская роспись, танцуют и поют карельские танцы и песни. Пока что ни у ДК, ни у Дома Творчеств не получилось выйти на чупинский рынок и продавать поделки как сувениры, но планы и там, и там есть, поэтому в следующем году я надеюсь приехать и посмотреть, какие произошли изменения.

Таким образом, Чупа в области промыслов сейчас стремительно развивается, и несмотря на этот, по мнению многих, неурожайный год, уверенно держит темпы промысловой жизни. Пока что городскому поселению трудно выйти на рынок, но я уверен, что это всего лишь вопрос времени и предприимчивости местного населения и приезжающих горожан.