Горницы: Владимирская церковь Николая Львова

16 августа, Виталий Куренной, Москва

Этим августом случилось добраться до самой отдаленной в окрестностях Торжка церкви Николая Львова – Владимирской, в усадьбе Горницы. Заехали туда с сыном во время нашей трехдневной поездки по Тверской области.

Горницы — это примерно в 40 километрах к северу от Кувшиново. Сначала по совершенно разбитой, тянущейся, видимо, до самого Вышнего Волочка асфальтовой дороге (которая в таком состоянии страшнее любой другой), потом по грунтовке и, наконец, от деревни Бор – вдоль речки Поведь по проселку с разбитыми лесовозами и тракторами колеям, навевающему довольно сумрачные мысли о перспективах дождливой погоды.

Едва не промахнувшись мимо Горниц, свернули в деревню — несколько дворов. За забором женщина развешивает белье. Я вышел из машины, поинтересоваться насчет церкви. «Да вот же она!» — бойко, как ждала, ответила она. И действительно, в 100 метрах от нас высилась эта громада, утонувшая в сумасшедшем зеленом тверском буйстве. Лето – самое плохое время, чтобы посещать останки усадебной архитектуры в этих краях. Природа поглощает здесь остатки культуры изо всех доступных ей сил.

Северный фасад Владимирской церкви в Горницах

Северный фасад Владимирской церкви в Горницах

 

Историческая легенда

«Усадьба Горницы расположена на северо-востоке Кувшиновского района, в 40 километрах от районного центра. Река Поведь в этом месте делает крутой поворот, огибая усадьбу с трех сторон. В первой половине XVII века усадьба Горницы принадлежит Кривским. Василий Григорьевич Кривский получает поместье в приданое за «Ульяной Ильиной дочерью Мусина-Пушкина». После смерти Василия Григорьевича усадьба переходит вдове Ульяне и дочери Татьяне, В 1652 году«.. по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всея Руси грамоте из Поместнаго приказу» отказчик Федька Сухарев «отделил жильцу Ивану Титову сыну Беклемишеву вдовино Ульянинова Васильевской жены Кривского и дочери ее девицы Татьяны прожиточное их поместье село Горницы на реке на Поведи, а в том селе церковь Николая Чудотворца ветх, пуст…» В 1702 году при Никите Ивановиче Беклемишеве выстроена деревянная церковь Владимирской Божией Матери с Никольским приделом. В 1789-1795 годах на средства поручика Петра Васильевича Беклемишева строится каменная двухэтажная Владимирская церковь. Есть гипотеза, что автором проекта мог быть Н.А. Львов, во всяком случае некоторые композиционные и декоративные особенности позволяют предположить если не авторство знаменитого архитектора, то влияние его построек. Пейзажный парк разбит в середине XVIII века. После смерти Петра Васильевича имение переходит к его вдове Параскеве Петровне. В семье Беклемишевых имение остается до начала XX века. Незадолго до революции усадьбу покупает купец Пантюшкин. После национализации имения в своих отчетах Тверской губернский комитет научных библиотек отмечает особую ценность библиотеки, собранной Беклемишевыми, а затем купленной Пантюшкиным «вместе с прочим инвентарем». В отчете комитета за 1921 год читаем: «Ввиду желательного сохранения всей библиотеки Беклемишева, представляющей индивидуальное целое и включения ее в Книжный научный фонд… Комитет просит принять соответствующие меры по сохранению всей библиотеки…» Сегодня на территории усадьбы сохранились несколько крестьянских домов, остатки главного дома, парк и Владимирская церковь с фрагментами валунной ограды»(1).

К этому очерку можно добавить, что принадлежность Львова к постройке является на сегодняшний день документально установленной: «А.Б.Никитиной удалось установить авторство Н.А.Львова, обнаружив наброски фасадов и плана храма в его «гатчинском альбоме»» (2). Впрочем, Львов чувствуется здесь во всем, документ к этому ничего не прибавляет.

Вот набросок из упомянутого «гатчинского альбома» Львова и – для ориентации в последующих заметках — план самой церкви (ориентирован стандартно-географически): 

Эскиз и план Владимирской церкви

Эскиз и план Владимирской церкви

По двум уже указанным источникам можно посмотреть намного лучшие фотоотчеты, чем удалось сделать нам. Осмотрели только церковь, на поиски остатков усадьбы времени уже не хватило. Мы оказались в Горницах уже под вечер без всякого понятия о том, где будем ночевать, а надвигающаяся с востока гроза заставила нас поторапливаться – перспектива искать на ночь глядя трактор в случае прогнозируемого приключения на проселочной дороге не слишком улыбалась.

Вот некоторые заметки в связи с этим посещением.

Клоны

Владимирская церковь в Горницах является несколько модифицированным клоном церкви Екатерины в Мурино (Всеволжский район Ленинградской области (3)). В последней колокольня-ротонда расположена над основной частью собора, тогда как в Горницах – над северной (алтарной) частью верхней церкви. Из описаний церкви в Мурино нельзя понять, есть ли там нижняя церковь (судя по всему – нет) – как в Горницах, хотя церковь в Мурино изначально также представляла собой усыпальницу и лишь впоследствии была увенчана колокольней как приходской деревенский храм. В общем, надо при случае посетить Мурино.

Впрочем, что чьим клоном является по бытующей в открытом сетевом доступе информации понять нельзя. Церковь в Мурино была освещена в 1790 году, тогда как о церкви в Горницах сообщается, что она строилась в 1789-1795 гг.

В случае Львова, да и не только его, существует отдельная тема клонов-двойников. Что касается Николая Александровича, то это не только Мурино/Горницы, но, прежде всего, им спроектированный, разрушенный в 1937 году собор Св. Обручника Иосифа в Могилеве (часть «греческого проекта» Екатерины Великой)  и, соответственно, его, на мой взгляд, намного более – в сравнении с могилевским — аутентично-львовский по стилю и деталям собор Петра и Павла в Переслегино(4), сегодня продолжающий стремительно разрушаться и проростать необузданными тверскими зарослями.

Полторацкие, которые, судя по всему, и строили церковь Петра и Павла в Переслегино, вообще имели какую-то особую тягу к удвоению архитектуры. Самый известный клон Тверской области – это их же церковь Преображения Господня в селе Красное (1790), копирующая, хотя и в весьма огрубленной форме – что лучше всего заметно по наружным скульптурам, – Чисменскую церковь в Петербурге (5).

Чисменские клоны

Чисменские клоны 

Если выпало в империи родиться  …

Почему я выше написал «более аутентично-львовский»? – Как в случае церкви в Мурино, так и по сохранившимся фотографиям могилевского собора нетрудно заметить, что они очень класицистские по форме и исполнению (в Мурино еще и обычный для русского барокко «восьмерик на четверике»). Кстати, как и Борисо-Глебский монастырь в Торжке, который был виден из окон Путевого дворца Екатерины, а сейчас, наверное(6), и не виден — по причине все той же бурной растительности, с которой даже городские власти Торжка никак не могут совладать из-за дурацких и дорогих правил изничтожения деревьев в городской черте.

Церкви в Переслегино и Горницах – намного более диковинные, странные, насыщенные необычными архитектурными решениями и деталями (вроде нефа в соборе Петра и Павла, над которым – как и в Горницах – рухнул кирпичный свод), арочными окнами и романтической игрой с нижним храмом — как в Горницах. Их удаленность от екатерининского ока и имперского центра давала Львову свободу этой самой диковинности, уходящей в романтические хтонические основания цоколей и подземных церквей, рождало более сложную игру, чем плоский классицизм имперского и насквозь просвещенческого ratio.

Технологии

Сегодня контраст сохранности между церквями в Мурино и Горницах – разительный. Дело, видимо, не только в советской и постсоветской их судьбе, хотя и они отличаются принципиально. В Горницах рухнул свод над главным соборным помещением, выложенный, судя по всему, в один кирпич – так же, как рухнул (по одному из рассказов Павла Иванова – видимо, уже в 1980-е) свод нефа в Переслегино, открыв внутренне пространство собора разрушительной влаге и ветрам.

Удивляться, впрочем, стоит не тому, что они рухнули, а тому, что долго простояли – это, действительно, фантастическое умение мастеров-каменщиков.

Главная проблема в Горницах, как в случае других сооружений Львова в тверских окрестностях его родной усадьбы, из рук вон плохая технология исполнения. Здесь, пожалуй, следует сделать отступление – а что мы вообще знаем о технологии строительства в XVIII веке? Замечательный тверской историк и краевед Павел Иванов на нашей последней летней школе в Торжке читал лекцию о специфике провинциальной архитектуры. Из этой лекции я вынес несколько моментов.

a)      Архитектор, действующий по заказу, создавал весьма приблизительный эскиз постройки – это допроектная эпоха, когда сооружаются «бесплановые постройки». Указывались некоторые основные параметры – длина, ширина, число окон и прочих элементов постройки, иногда делался макет. Вот и возникают первые вопросы: делал ли макеты Львов? что он вообще делал, кроме эскизов? были ли чертежи, или ими, и в правду, как записал Алексей Гречь, «обклеены стены в деревенских избах»(7) в родовом Никольском имении Львова?

b) Всю работу исполняли бродячие артели мастеров, которые, видимо, и решали все основные инженерные задачи по постройке. Эта же артель – сама или через субподряд — брала на себя и всю строительно-технологическую сторону – вплоть до изготовления кирпичей. Судя по тому, что мы сегодня наблюдаем, артели халтурили, не владели технологией или не могли ее соблюдать – не всюду, видимо, был такой «happy end», как в «Андрее Рублеве» Тарковского. Грубость технологий видна, например, вот здесь – так, на щепках, крепились лепные предпотолочные элементы отделки:  

Технологии на щепках (Горницы)

Технологии на щепках (Горницы)

А вот так рассыпается в пыль кирпич: 

Фасадная колонна в Горницах

Фасадная колонна в Горницах

 

Возникают у меня и просто технологические вопросы – например, почему при сооружении кирпичных колонн (да и стен – как видно на второй фотографии) в них делались прокладки из мелового камня (во всяком случае он очень мягкий, мягче кирпича). Обе фотографии — церковь Петра и Павла в Переслегино:

Колонны в Переслегино

Колонны в Переслегино 

Переслегино - общий вид главного собора

Переслегино — общий вид главного собора

Но отвлекаясь от этих деталей в любом случае можно определенно сказать – именно результаты технологических просчетов (или нарушения технологии изготовления строительных материалов) и являются сегодня (вынося за скобки все исторические обстоятельства) главным фактором разрушения провинциальных построек Львова. Видно, что в одной колонне кирпич буквально рассыпается в пыль, тогда как другая колонна, казалось бы, стоящая на самом ветру, — целехонька и невредима. Все это — технологический просчет, технологическая неровность изготовления. Отсюда же, видимо, и обрушения кирпичных сводов. Не факт, что это конструктивный инженерный просчет, возможно, созданное из пыли вновь возвращалось в пыль просто из-за невыдержанных стандартов изготовления стройматериалов. Увы, происходило и происходит все именно так, как об этом и сказал иронично сам Львов, обыгрывая мотив своей усадебной пирамиды:

Рассудку вопреки и вечности в обиду,

А умницам на смех.

Построил, да его забвен не будет грех,

Из пыли пирамиду. (8)

Приведу еще один пример. Фирменной технологией Львова была, как известно, землебитная – он даже пытался учредить что-то вроде курсов по всероссийскому ей обучению. Единственная землебитная постройка Львова, которая сохранилась до настоящего времени – это Приоратский дворце в Гатчине, который обошелся Павлу I более чем в 10 раз дешевле каменного (2000 против 25000 рублей) и был возведен Львовым всего за 3 месяца. Все прочее – даже в столицах – не сохранилось. А построек –во всяком случае экспериментальных — должно было быть много – особенно в именье и окрестностях. Не сохранилось ничего. Вывод из всего этого напрашивается простой – если приближенность к оку власти ограничивала Львова в творческом и эстетическом изобретательстве, она, напротив, благотворно сказывалась на технологической стороне построек. Чем ближе они к имперскому центру, тем крепче стоят, чем дальше – тем скорее разрушаются.

Детали

К важным делам относись легко.
К делам менее важным относись серьёзно.

(Старое самурайское правило)

Церкви иногда строились очень долго. Из львовских построек в Тверской области таким отчаянным долгостроем была, например, Троицкая церковь в усадьбе Бакуниных в Прямухино – он строилась около 30 лет. (Долгострой, впрочем, пошел ей на пользу – стоит она и сейчас крепко, подпираемая своим огромным валунным пандусом-«магазином», и представляет собой единственное сооружение в усадьбе, на которое можно взглянуть без слез.) Владимирская церковь в Горницах, судя по приведенным данным, строилась шесть лет. Но вот вопрос – если строительство велось долго, с перерывами, то следует предположить, что артель менялась – или сама по себе (не сидеть же 5 лет на одном месте) или в своем составе — ну ротация там, естественная смертность от нарушений техники безопасности и проч. Тот, однако, возникает проблема с деталями – деталями, так сказать, среднего уровня – не чисто технологическими (положить кирпич, соорудить колонну), но деталями убранства и отделки – элементы росписи, алебастровая лепнина, резьба по дереву, наконец. Этот вопрос меня заинтересовал потому, что существует бросающаяся в глаза даже сейчас – когда деталей там почти и не осталось – повторяемость элементов отделки в различных львовских сооружениях Тверской области. Например, роспись потолка пирамиды в Никольском повторяется в росписи алтаря верхней церкви в Горницах:

Роспись купола алтаря (Горницы)

Роспись купола алтаря (Горницы)

Роспись свода пирамиды (Никольское)

Роспись свода пирамиды (Никольское)

Или вот такой изоморфизм дверей в церквях Горниц и Переслегино, равно как и подобие заметного (поскольку уже единственного) алебастрового элемента в Горницах и резьбы на двери в Переслегино:

Слева - Переслегино, справа - Горницы. На фото: Анна Куренная и Павел Иванов

Слева — Переслегино, справа — Горницы. На фото: Анна Куренная и Павел Иванов

Деталь двери церкви Петра и Павла в Переслегино (слева) и алебастровая деталь Владимирской церкви в Горницах (справа)

Деталь двери церкви Петра и Павла в Переслегино (слева) и алебастровая деталь Владимирской церкви в Горницах (справа)

 

Игра алтарей

Владимирская церковь в Горницах побуждает поразмыслить на символизмом ориентации храма и какой-то особой игры, которую вел с ней Львов. Собор включает в себя два храма – основной верхний и подземный (или цокольный), выполнявший также роль усыпальницы (см. схему выше). Что здесь странного? Ортодоксальный православный храм должен быть ориентирован алтарем на восток (orient – и есть «восток»). В Горницах так ориентирована подземная церковь, но не так – основная, верхняя церковь. Главный вход в верхнюю церковь расположен с севера, а алтарь там – на юге, под колокольней. Впрочем, вход в нижнюю церковь расположен, строго говоря, также с севера (он боковой – под лестницу, ведущую к западной апсиде верхнего храма).

Ориентация православного храма задается определенным направлением встречи человека и Бога – человек с запада идет навстречу Богу, который, со своей стороны, является ориентальным – движется с востока (трактовка Христа как идущего с востока лишь постепенно утверждается в христианстве). В отличие, кстати, от храма Соломона, где главный вход обращен ровно наоборот и располагается на востоке, откуда, согласно всей – а не только иудейской — ближневосточной традиции, божество как бы проникает в храм. Синагоги же обращены фасадом к Иерусалимскому храму, т.е., первоначально – к храму Соломона (9).

Если на этом общем семантическом уровне проинтерпретировать игру Львова с ориентацией храма в Горницах, то нижняя – подземная, «катакомбная» церковь имеет ортодоксальную ориентацию алтаря (на востоке), Бог встречается там с человеком, являясь ему с востока. Тогда как в верхнем – сегодняшнем, современном храме направление этой встречи другое: человек движется с севера, а Бог – с юга.

Вот такая вот сакрально-географическая поправка на Тверскую область.

О тщете усилий

Внутренне пространство верхней церкви в Горницах представляет собой сегодня довольно жуткое зрелище – из-за рухнувшей временной деревянной крыши, покрытой когда-то рубероидом. Когда рухнул кирпичный свод – неизвестно, но кто-то – в 2000-е, а может еще еще раньше в 1990-е  — пытался перекрыть это пространство и защитить его от разрушительного нашего климата. Перекрытие окончательно рухнуло, судя по найденным мной в сети фотоотчетам, в 2009-2010 гг., оставив только угрожающую балку прямо посредине, которую ждет в ближайшее время та же участь. Под временной кровлей кто-то разгребал кирпичный завал от свода, но сейчас все это полностью накрыто хаосом сломанных стропил. Кто были эти энтузиасты, которые пытались защитить храм, — неизвестно. Надо, видимо, разговаривать с местными (помимо приветливой женщины был замечен также старик, живущий напротив), но мы не успели этим заняться.

Необратимые изменения произошли и с двумя лестницами, ведущими из верхней церкви на колокольню: западный пролет – какой-то хаос рухнувших конструкций, тогда как в восточном сооружены временные деревянные лестницы, карабкаться на которые мы, конечно, не стали. Что здесь, что в церкви в Переслегино любые такие «экскурсии» вносят свой роковой вклад в разрушение того, что еще хоть как-то из последних сил держится.

Прах под ногами

В грамотном описании Владимирской церкви автора с ником «av_otus»(10) помещениям нижней церкви дана такая интерпретация: в южной части (справа, если смотреть от входа) находился склеп, над которым – в верхней церкви – и находился алтарь, выполнявший роль своего рода кенотафа. После осмотра у меня сложилось другое понимание устройства нижней церкви. Склеп – это замурованная, а сейчас вскрытая проломом камера в северной части нижней церкви, — то есть прямо под лестницей главного входа в верхний храм. О том, что это склеп, свидетельствуют кости, рассыпанные гробокопателями по полу у пролома. Назначение южного помещения в нижней части – не очень ясное. Судя по карманам по обе его стороны и частично вскрытым стенам, обнажающим копоть и каверны – это похоже на систему отопления. То же самое – за проломанной южной килевидной нишей на входе в подземную церковь (северная пока не вскрыта). Львов, действительно, делал внутристенные обогревы – именно так у него построена система отопления в его собственной усадьбе в Никольском.

Ну и напомню, что Львову принадлежит первый русский оригинальный трактат по отопительным системам: Львов Н. А. Русская пиростатика, или Употребление испытанных уже печей и каминов. Т. I-II. СПб., 1793, 1799.

PS. Ну и наконец, не могу удержаться – ибо такие экскурсии, как вы понимаете, оставляют особый эмоциональный след, который я здесь весь заретушировал. И все же:

Где, гореть вам в аду, хотя бы остатки библиотеки Беклемишева??

PPS. Несколько фотографий. Брал с собой только мыльницу, так что за качество извиняюсь. Но не теряю надежды заехать в более спокойном режиме.

Вид на алтарь нижней церкви

Вид на алтарь нижней церкви

Южная килевидная ниша в нижней церкви

Южная килевидная ниша в нижней церкви

Замковый камень фасадного входа. К сожалению, могу прочитать - если не ошибаюсь - только следующее: "Замок поставлен / ... месяца сентября ..

Замковый камень фасадного входа. К сожалению, могу прочитать — если не ошибаюсь — только следующее: «Замок поставлен / … месяца сентября ..

Плитка на полу алтарной части в нижней церкви

Плитка на полу алтарной части в нижней церкви

Остатки деталей отделки в верхней церкви

Остатки деталей отделки в верхней церкви

Западная апсида

Западная апсида

Ротонда колокольни

Ротонда колокольни

Рухнувший свод

Рухнувший свод

Часть фасада. В нишах была роспись

Часть фасада. В нишах была роспись

 

Примечания:

(1)  Источник: http://tananta.livejournal.com/287943.html. Это отчет группы байдарочников, оказавшихся в Горницах в 2009 году.

(2)  Источник: http://www.roadplanet.ru/home/reports/635/.

(3)  Ср.: http://sobory.ru/article/index.html?object=00557.

(4) См.: http://arch-heritage.livejournal.com/471326.html. Фотографии могилевского собора: http://www.radzima.org/ru/object-photo/6803.html.

(5)  Существовала еще одна копия Чисменской церкви — в Псковской губернии, в селе Посадниково (построена графом Ланским), но до нас она уже не дошла.

(6)  Дворец закрыт, заброшен и в него нельзя попасть, так как уже давно является предметом тяжбы о его лихом выкупе неким фондом. В 2007 году «Ведомости» — ну прямо дети – сообщали нам: «В той же Тверской области, в городе Торжке, есть Путевой дворец Екатерины II, который стал пока единственным в России памятником, отданным в доверительное управление. По словам Тумановой, его распорядителем стал трастовый фонд, организованный частными лицами. Эту усадьбу фонд отреставрирует и превратит в туристический центр» (http://www.vedomosti.ru/smartmoney/article/2007/06/11/3107).

(7)  Греч А. Никольское // Венок усадьбам (http://oiru.archeologia.ru/biblio061_20.htm).

(8) Цит. по: Бочкарева И.А. Н.А. Львов: Очерки жизни. Венок Новоторжских усадеб. Торжок, 2008. С. 39.

(9)  Здесь я опираюсь на первый подвернувшийся под руку текст: Кротов Я. Ориентация храмов (http://krotov.info/yakov/essai/1_bez_svoystv/02_orientazia.htm).

(10)  См.: http://www.roadplanet.ru/home/reports/635/

Торжок и наша летняя школа

Завершилась вторая летняя школа отделения культурологии НИУ ВШЭ «Социокультурная морфология малого города: акторы, практики, институты» (4-14 июля, город Торжок).

Программа школы включала в себя три главные исследовательские и образовательные составляющие:

  • Лекции, семинары и мастер-классы приглашенных тьюторов;
  • Постоянный урбанистический семинар (новая форма, введенная в 2012 году);
  • Работа над продолжающимися и новым исследовательскими проектами.

Участникам школы была дана возможность самим определяться с главным направлением работы – входить в исследовательские группы по проектам, уделить большее внимание теории или полевым работам, выбрать учебный, практический или исследовательский режим своей деятельности, участие значительного числа исследователей и преподавателей, приглашенных на школу, позволило участникам строить свою работу более индивидуально – в тесном общении с выбранными тьюторами и руководителями  исследовательских проектов.

В школе приняло участие более 25 студентов и аспирантов и 12 тьюторов. На школу приехали историк и архивист Ольга Эдельман, социологи Дмитрий Рогозин и Алексей Титков, историк и краевед Павел Иванов,  историк советской культуры, шеф-редактор журнала «Неприкосновенный запас» Илья Калинин, культурологи и урбанисты – Наталья Анфёрова, Юлия Бедаш, Илья Инишев, организатор городских проектов Сергей Никитин.

Бессменные организаторы и руководители школы – профессора отделения культурологии НИУ ВШЭ Виталий Куренной и Руслан Хестанов.

Участники школы 2012 года: Рудницкая Юлия, Стрижак Евгения, Тарасенко Алексей, Анисенко Кристина, Куренев Денис, Лукин Глеб, Штван Владимир, Моргачева Дарья, Смолякова Данелия, Терехина Юлия, Тесленко Эльмира, Нехорошев Никита, Бондаренко Никита, Бунич Екатерина, Ассалауова Дана, Халяпина Екатерина, Торбеева Анастасия, Романовский Даниил, Шальнов Павел, Митрофанова Екатерина, Чайко Анастасия, Григорьева Анна, Павловский Дмитрий, Барышникова Наталья, Куделина Екатерина, Казьмина Виктория, Мирская Мария.

Школа началась с работы в городском архиве, куда участники отправились вместе с историком, научным сотрудником Российского государственного архива Ольгой Эдельман. Предваряющая лекция «Организация архивного дела. Провинциальный архив» была посвящена структуре и организации российских архивов, их разнообразным функциям. Несмотря на то, что архив Торжка пострадал в послевоенное время от пожара, студенты смогли познакомиться с различными документами из жизни города и района.

5 июля состоялась установочная лекция Виталия Куренного по курируемому им проекту «Культурные практики Торжка». Лекция была посвящена историко-культурным ресурсам Торжка и его окрестностей, сложной системе культурных институтов города и различным формам  городских культурных практик. Были подведены итоги предшествующих полевых исследований, намечен план работ в рамках текущей летней школы. До конца школы исследовательская группа, занимающихся этим проектом, сосредоточилась на нескольких основных темах, проводя соответствующие встречи и интервью – СМИ в Торжке, археология и рынок древностей, декоративно-прикладное искусство (новоторжское золотное шитье), различные режимы функционирования музеев в региональном контексте.

Социолог Дмитрий Рогозин  представлял тему «Качественное интервьюирование в социологии».  Заняться практикой интервьюирования участники получили возможность 7-8 июля, в рамках продолжающегося исследования новоторжского базара, проводимого под руководством профессора отделения культурологии Руслана Хестанова. Само название города Торжок отсылает к понятию «торга», и город – даже в советское время – оставался местом, где эта культура частной торговли никогда не замирала. Сегодня  же Торжок остается важный региональным торговым узлом – в выходные дни на одной из широких улиц Торжка, специально перекрываемой для этого, бурлит рыночная жизнь.

Выходные дни оказались едва ли не самыми напряженными для полевой работы. 7 июля вечером в школе было объявлено чрезвычайное положение – все отправились знакомиться с городом в рамках городского Дня молодежи, проходившего – как гласил баннер над главной ареной праздника — под эгидой пива «Афанасий».  Что в городе проходит именно День молодежи, впрочем, стало известно не без дополнительных разысканий – пребывающие в приподнятом настроении горожане затруднялись с идентификаций праздника: одни склонялись к тому, что праздник молодежный, другие – что проходит день города, тогда как третьи уверяли нас, что это все устраивать крупнейшее промышленное предприятие города — завод «Пожтехника» (несмотря на то, что день пожарника давно прошел). Это небольшое формальное затруднение, впрочем, никак не мешало воцарению в городе атмосферы праздника. В результате этой экспедиции был собран не только материал о культуре праздника в малом городе, социальных субъектах праздничного выхода в город и логистике его организации. Наиболее активные участники школы познакомились с молодежью города Торжок, буквально влились в ее ряды, а любознательные из представителей новоторжской молодежи в последующие дни даже стали посещали лекции летней школы. Здесь же участники познакомились с Людмилой Петровной Спиридоновой – главным редактором газеты «Новоторжский вестник» (это одна из двух основных городских газет – наряду с «Торжокской неделей»). Впоследствии Людмила Петровна пригласила студентов в редакцию газеты, где они ознакомились с архивом газеты и побеседовали на тему функционирования новоторжских СМИ.

8 июля к школе присоединился Сергей Никитин, который прочитал лекцию о практиках новой городской активности. На примере своего проекта городских велопробегов – «Велоночь», он рассказал о нестандартных формах современной городской самоорганизации. Таким образом, лекция «Скука в городе» была посвящена способам преодолению этой скуки, а также тем ресурсам, на которые можно опереться в городе в рамках политики оживления и улучшения городской атмосферы.

9 и 10 июня в продолжение разговора о новоторжском культурном наследии участники совершили поездку по памятникам выдающегося русского архитектора XVIII в. Николая Александрович Львова (1753-1803). Наследие Львова является одни из наиболее значимых элементов культурной и архитектурной истории Торжка и Торжокского района. Мы посетили церковь и колокольню-маяк в Арпачево, усадьбу Львова Никольское-Черенчицы, валунный мост в Василево, усадьбу и музей Бакуниных в Прямухино (церковь в которой также была построена по проекту Львова). К сожалению нынешнее состояние  большинства усадьб, включая усадьбу самого Львова, плачевно (сотрудники отделения культурлогии НИУ ВШЭ за последние годы изучили все архитектурное наследие Львова в Торжке и окрестностях). Единственная в районе восстанавливаемая усадьба, построенная по проекту Н.А. Львова, – Знаменское-Раек – немного приведена в порядок за счет средств инвестируемых в гостиницу, расположенную в одном из ее флигелей, а также усилиями работы волонтерского лагеря, проводимого под эгидой «Фонда возрождения русской усадьбы». Однако масштаб угрозы утраты усадебной и церковной культуры Торжокского района, которая в значительной части связана с именем Львова, требует намного большего и срочного вмешательства силами всех возможных заинтересованных сторон. К сожалению, некоторые из шедевров, связанных с именем Львова, в особенности удивительные соборы в Переслегино и отдаленных Горницах, находятся, фактически, на грани полного разрушения.

На завершение школы приехал тверской историк архитектуры и  Павел Иванов, который рассказал об истории и особенностях провинциального церковного строительства XVIII-XX вв. на примере Тверской области, а также представил свой новый проект по защите и сохранению культурного наследия «Тверские своды» (www.tversvod.ru). С опорой на богатейший визуальный материал П. Иванов рассказал об особенностях провинциального строительства в различные периоды русской истории, продемонстрировал работу причудливых механизмов формирования провинциального архитектурного стиля. Отдельный разговор был посвящен условиям, в которых сегодня приходится действовать, и трудностям, с которыми приходится сталкиваться защитникам архитектурного наследия в городе Тверь. Увы, запланированный на последний вечер поход в Борисо-Глебский монастырь и экскурсию по Торжку (которой, традиционно, завершается, а не начинается летняя школа), пришлось в этот раз отменить – началась страшная гроза, продолжавшаяся до позднего вечера.

Нельзя не сказать о факультативной вечерней кинопрограмме, которая является формой выездного клуба «Синий ключ», регулярно приводящегося на отделении культурологии. Помимо фильмов Антониони и Теда Демме, Виталий Куренной устроил просмотр и обсуждение фильма Акиры Куросавы «Телохранитель» (1961) в паре с его голливудским ремейком — боевиком «Герой одиночка» ( Last Man Standing ) (1996), в основе которых – взаимоотношение индивида и модернизирующегося общества, получившее фундаментально различную трактовку в японской и американской культуре. На просмотр еще одного знаменитого ремейка «Телохранителя» — спагетти-вестерна «За пригоршню долларов» (1964) – времени на школе, к сожалению, не хватило.

Помимо полевых работ, интервьюирования и экспедиционных поездок в школе на всем протяжении ее деятельности действовал также урбанистический семинар – инновация этого года. Задача семинара заключалась в том, чтобы, с одной стороны, освоить ряд основных современных урбанистических концепций, которые, с другой стороны, участники пробовали применить к окружающему их контексту современного небольшого российского города. Соотносимость теории и реальности была главным дискуссионным пунктом работы этого семинара, обсуждавшемся на общих семинарах школы, а сама летняя школа прекрасно выполняла роль критики теории и предрассудков о малом российском городе.

Наталья Анферова предложила для обсуждения две темы: «Городское пространство в теории и опыт переживания города» и «Практики работы с городским пространством: репрезентации пространства». На семинаре обсуждались работы А. Лефевра, М. ДеСерто, Дж. Скотта и Э. Соджа. На примере работ А. Лефевра и М. ДеСерто  участники рассмотрели проблемы социального пространства и повседневного переживания города. Работа Дж. Скотта «Благими намерениями государства» стала поводом задуматься над причинами отсутствия прогресса в городском развитии; поднять вопрос о причинах несоответствия планов и их реализации (в связи с реально действующими практиками городской жизни).

Алексей Титков разрабатывал тему «Социальное неравенство в городском пространстве». Разговор об определении социального неравенства (исходя, прежде всего, из работы П. Бурдье) указал на необходимость контекстуализации этого понятия. Книга Д. Харви «Социальная справедливость и город» (D. Harvey “Social Justice and the City”) стала материалом для анализа (в том числе на примере Торжка) городских легитимирующих институций.

Вместе с Юлией Бедаш участники разбирали работу одного из основных современных авторитетов в области урбанистических исследований — Кевина Линча. Тема семинара «Исследование города: метод Кевина Линча» — так была обозначена задача для участников исследования — наряду с анализом текстов был предпринят ряд выходов в город: участники исследования проводили опрос на улицах с целью определения «ментальных карт» новоторов. Результаты оказались неожиданными как с точки зрения экспериментального плана (так, 21 из 25 респондентов согласился нарисовать план центра города), так и с точки зрения результатов: число разнообразных локусов досуга горожан (исследование было сфокусировано на практиках городского досуга)  оказалось больше, чем туристических мест, представленных на картах и в путеводителях.

Завершающей частью урбанистического семинара стало обсуждение темы «Пространство, материя и телесные практики». В качестве модератора обсуждения выступил Илья Инишев. В рамках семинара рассматривалась центральные проблемы в рамках урбанистической теории: взаимосвязь физического пространства и субъективно воспринимаемого, публичных и приватных пространств, социального взаимодействия индивидуальных телесных практик. Примеры попыток совместить эти две перспективы («микро» и «макро») разбирались на основе работ М. Фуко и Г. Бёме и Дж. Александера.

Илья Николаевич прочел вступительную лекцию о понятии гетеротопии, перехода от «Urban Studies» к «Urban Planning» и других современных тенденциях в исследованиях города. Для разговора о транспорте оказалась важна идея Мануэля Кастельса о пересечении двух типов пространственности — пространства мест (space of places) и пространства потоков (space of flows). Схемы транспорта рассматриваются в этом контексте как знаки присутствия и репрезентации в городе.

Не обошлось и без обсуждения работ двух классических фигур в теории города: Макса Вебера и Георга Зиммеля. В работе «Большие города и душевная жизни» (Die protestantische Ethik und der ‘Geist’ des Kapitalismus) (1903) город рассматривается как определенный тип жизни, сознания и рациональности. В городах наличие альтернатив ограничивает строгое кодирование. В Торжке это проиллюстрировано культурой клубной жизни: если Вас не устраивает клуб «Тринити», вы всегда можете посетить «Зевс».

Работа над интервью, полевыми наблюдениями, ведение полевого дневника – только часть летней школы и исследовательской практики культурологов. Рефлексия над материалом,  его верификация и классификация – все это еще предстоит участникам при подготовке к конференции по результатам летней практики, которая пройдет на отделении культурологии осенью этого года.

Участники о культурологической летней школе

То, что была представлена и теория, и практика, я думаю, что это очень здорово. Мне кажется, что в таких исследованиях по определению не может быть какой-то изолированной теоретической работы. […] Здорово, что был семинар по урбанистике – в нем почти все участвовали

Алексей Тарасенко

Отделение культурологии

Мне безумно понравилось. У меня не было ощущения, что я принимала участие в школе, где тебя усаживают и чему-то учат. Мы не все успели обрабатывать сразу — можно было бы даже сделать школу подольше, это бы решило все проблемы. Мне было интересно посмотреть на полевую работу изнутри, как это все движется – от теории к людям и от людей к теории. Здесь видно, как результаты связаны с твоей деятельностью — когда ты записываешь что-то в блокнот, а человек подходит и интересуется, что ты делаешь, и ты тут же можешь взять у него интервью. Подобные вещи – это очень интересная возможность. Это совершенно особая исследовательская ситуация – когда ты не знаешь, что ты получишь. Интересно искать не тогда, когда у тебя есть теория и ты пытаешься найти подтверждение этой теории, а попробовать наоборот идти от материала

Екатерина Бунич

Факультет социологии

Есть два противоречащих аспекта – с одной стороны мне было полезно и интересно потому, что было много теории, методов исследования, а с другой стороны иногда возникало чувство потерянности, потому что я не очень умею общаться с людьми. А практически все исследования, которые мы здесь проводили, были связаны с беседами, с интервьюированием

Наталья Абрамцева

Факультет философии

Когда я сюда приехала и начала вливаться в эту работу, в процесс, я не очень сразу поняла, какую вообще мы цель преследуем, что мы собираемся здесь делать. Потому что у меня уже есть опыт летней социологической практики. Мне трудно было представить, что можно идти на базар, например, предварительно не взяв за основу и не изучив текста Гирца. Мне здесь бросился в глаза достаточно свободный режим исследования – не нормированный. … Дмитрий Михайлович [Рогозин], в этом плане, очень правильные вещи говорил и я очень рада, что удалось с ним пообщаться, потому что я посещала его лекции в Шанинке, которые он посвятил теории и практике полевого исследования. Практика полевого исследования, не только социологическая, но и культурологическая, мне очень интересна. Он говорил про исследовательскую фрустрацию – что исследователь должен постоянно находится в ситуации поиска ответа, он должен постоянно задавать вопросы – себе и окружающим. … В отличие от социологической практики, здесь все, мне кажется, гораздо более креативно, более свободно. Несмотря на отсутствие строгой регламентации, было очень интересно

Дана Ассалауова

Факультет социологии

В принципе очень здорово, что у нас была такая возможность – попасть на эту школу. Самое ценное – это то, что у нас была возможность пообщаться как между собой, так и с преподавателями. Замечательно, что у нас проводится такое мероприятие.

Евгения Стрижак

Отделение культурологии

Первая летняя школа отделения культурологии НИУ ВШЭ. Торжок

15 июля, пресс-служба летней культурологической школы, Москва

«Социокультурная морфология малого города: акторы, практики, институты»

Завершила свою деятельность первая летняя школа отделения культурологии НИУ ВШЭ 2011, проходившая в городе Торжок.

C 1 по 10 июля в городе Торжке прошла первая Летняя Школа отделения культурологи НИУ ВШЭ 2011: «Социокультурная морфология малого города: акторы, практики, институты». Школа была организована под руководством заведующего отделением культурологии ВШЭ Виталия Анатольевича Куренного при участии Руслана Заурбековича Хестанова и Яна Сергеевича Левченко.

Программу школы можно посмотреть здесь.

В школе прошли научно-исследовательскую практику студенты, окончившие 2 и 3-й курсы бакалавриата культурологии ВШЭ, в организации и информационном обеспечении работы школы помогали выпускницы бакалавриата культурологии Анна Григорьева и Ольга Дмитрюк.

Общая идея школы строилась на совмещении лекций и практических занятий приглашенных тьюторов, а также собственных исследовательских проектов студентов, стартовавших под руководством руководителей школы. В рамках собственных проектов студенты на практике учились применять полученные в ходе учебного процесса знания и исследовательские компетенции, а с помощью тьюторов студенты осваивали различные техники полевой работы, знакомились с новыми языками и методиками работы с различными культурными средами малого города. Задачи школы сформулировал в интервью газете «Торжокская неделя» В.А. Куренной: «Мы стремимся к тому, чтобы наши студенты знали культурную жизнь не только из книг и лекций в Москве, но имели бы живой контакт с реальной культурной жизнью страны, понимали бы возможности и границы освоенных в аудиториях исследовательских и аналитических инструментов».

В первый день работы школы о подходах визуальной антропологии к изучению городского пространства рассказал Илья Утехин, тогда как на следующий день с техникой аудиокартографирования города со студентами занимался Андрей Вазьянов.

Затем питерских коллег сменили московские — своим богатым опытом полевого интервьюирования поделился Дмитрий Михайлович Рогозин, под руководством которого студенты отработали весь цикл работы с интервью – от интуитивного исследовательского вопроса до анализа полученных результатов. Самой захватывающей частью практикума был поход на городской железнодорожный вокзал, где студенты собрали серию интервью.

О том, как работать с городским архивом, как его использовать для решения собственных исследовательских задач студентам рассказала Ольга Валерьяновна Эдельман. Затем студенты ознакомились с городским архивом города Торжка, сотрудники и, в особенности, заведующая которого – Ирина Иосифовна Лемешко – приветливо встретили участников школы, помогли им в поиске материалов по темам их исследовательских проектов, показали редкие исторические документы о жизни города.

Эстафету у Ольги Валерьяновны Эдельман принял журналист, писатель, краевед Олег Викторович Давыдов, изложивший оригинальную концепцию процессов сложного символического симбиоза христианских и языческих праздников в Торжке и Тверской области. На праздник Рождества Иоанна Предтечи – он же праздник Ивана Купала  (7 июля) – студенты посетили Нилову Пустынь и окутанный мифами и преданиями Оковецкий источник, где смогли воочию ознакомиться с тем, как новые символические действия накладываются на старые практики, образуют причудливые культурные феномены. В контексте предложенной тьютором реконструкции можно было реконструировать, почему напротив Ниловой Пустыни, откуда с колокольни открывается необычайный вид на безмолвие Селигера, расположился со своими новыми ритуалами лагерь молодежного форума «Селигер – 2011», а также почему 7 июля В Нило-Столобенской пустыни удивительным образом пришлись торжества, посвященные 20-летию возобновления монашеской жизни в обители и обретению мощей преподобного Нила. Экспедиция закончилась на Оковецком источнике, где студенты могли искупаться (необязательная часть программы), водили хороводы и слушали выдержки из Повести временных лет, посвященные Оковецкому лесу. Дорога в автобусе также не прошла без культурной и образовательной программы: студенты и преподаватели могли поупражняться в навыках хорового пения, а В.А. Куренной, опираясь на материал поездки, прочел лекцию о том, чем различается эффективное и неэффективное строительство социальных институтов.

С лекцией, позволяющей пролить свет на общие тренды современной городской культурной жизни, перед студентами выступил Илья Николаевич Инишев, проанализировавший предпосылки и формы эстетизации современной культурной жизни. Живую дискуссию вызвал вопрос о том, в какой мере концепты эстетизации и формирования «общества переживаний» могут быть применимы к реалиям жизни малого российского города.

Вечером того же дня состоялась краеведческая прогулка по центральной части Торжка, которую провела одна из самых известных краеведов города Нина Аркадьевна Лопатина. Эта краеведческая экскурсия не случайно пришлась на завершающую часть летней школы ­– историческая фактура города ложилась на уже подготовленную почву предшествующего самостоятельного опыта знакомства студентов с городом. Особенностью рассказа Нины Аркадьевны о городе была высокая степень его исторической и источниковедческой фундированности, ясное понимание границ нашего знания о достоверности тех или иных сведений относительно истории города.

Тема окрестностей Торжка была бы неполной без посещения усадеб Тверской области и знакомства с сохранившимся крупицами наследия выдающегося русского архитектора, знатока наук и искусств конца XVIII – начала XIX века Николая Александровича Львова. (Стоит заметить, что группа студентов выбрала тему усадьбы и архитектуры Львова в качестве собственного исследовательского проекта.) Об особенностях архитектурного стиля Львова на летней школе прочитал богато иллюстрированную лекцию Я.С. Левченко.

День накануне завершения школы был полностью посвящен архитектурному творчеству Львова. Поездка, правда, началась необычно, с посещения выдающегося музея индустриальной культуры – единственного в России музея вертолетов, расположенного на действующей вертолетной базе под Торжком. Затем группа направилась в усадьбу Львовых (Никольское-Черенчицы), где, помимо усыпальницы рода Львовых и остатков усадьбы, студенты и преподаватели смогли осмотреть едва угадывающиеся сквозь буйные заросли остатки знаменитого парка (именно Львовская усадьба стала парадигмой пространственной и видовой планировки русского поместья в XIX веке). Кроме того мы осмотрели такие удивительные для Тверских лесов и полей сооружения как погреб-пирамида и хтоническая кузница, выступающая из чрева холма огромными валунами своих сводчатых арок. К прогулке присоединилась и директор  Никольской сельской библиотеки им. Н.А. Львова – подлинный энтузиаст своего дела, рассказавшая слушателям о судьбе усадьбы и загадках пирамиды. Затем студенты осмотрели знаменитый «падающий маяк» — колокольню, выстроенную по проекту Львова в Арпачево. Завершилась поездка в одной из редко посещаемых туристами церквей, авторство которой также по всем косвенным признаком принадлежит Львову, — Петропавловском соборе в Переслегино. Стремительно приходящее в упадок величественное сооружение, история которого причудливым образом переплелась как с историей русской усадьбы, так и с политической историей России, оказало на многих участников школы сильнейшее впечатление: проблема разрушения отечественных памятников архитектуры предстала здесь во всей своей тревожной полноте и зримости.

На всем протяжении экспедиции по Львовским местам нас сопровождал автор недавней замечательной книги «Храмы Новоторжской земли» журналист, историк и краевед Павел Сергеевич Иванов. Он рассказал не только об истории архитектурных сооружений, но и о тех людях, собственными усилиями которых сохраняются и поддерживаются отдельные памятники культуры. Благодаря гостеприимству новаторов (так называют себя коренные жители Торжка) – Владимира Полякова и Сергея Козлова – насыщенный день завершился в одной из ухоженных деревенских усадеб под Торжком, где участники школы смогли приготовить отменное барбекю.

На этом можно было бы и закончить описание событий летней школы, но, на самом деле, это только часть работы ее участников. Студенты не только посещали занятия тьюторов, выполняли практические задания, знакомились с культурой Торжка и окрестностей. Они еще и реализовывали собственные исследовательские проекты: носились по городу, в дождь выезжали в окрестные усадьбы, делали зарисовки и фотографии, брали интервью,  выкраивая время в насыщенной программе для их расшифровки, изучали местную краеведческую литературу и местную прессу, проводили обсуждения. Тем самым было положено начало нескольким интереснейшим проектам, стартовый материал по которым еще предстоит внимательно обработать, проанализировать и интерпретировать. О проекте по усадьбам мы уже упоминали. Но наибольший интерес вызвали две темы, предложенные руководителями практики, которые и были кураторами проектов.

Большая группа студентов включилась в проект В.А. Куренного по культурно-интеллектуальной картографии Торжка. Исследовательская задача проекта состояла в том, чтобы выявить и описать не объекты культуры как таковые, а тех акторов, которые стоят за этими объектами, занимаются книжной, библиотечной, музейной, краеведческой и научной работой, организуют деятельность творческих объединений (включая молодежные), реализуют благотворительные проекты – в общем, формируют культурную жизнь города и района. Удалось провести несколько бесед и взять интервью у этих интереснейших людей, а еще больше – наметить для продолжения проекта в следующем году. Группа студентов вплотную занялась составлением портретов читателей библиотеки, тогда как другие познакомились с местными молодыми музыкантами, снабдив школу образцами новоторжского рока.

Большой энтузиазм вызвал у студентов и проект, предложенный Р.З. Хестановым, — «Базар в уездном городе». Уже само название города подсказывало важность темы торговли для городской культуры Торжка. Студенты организовали работу на большой торговой ярмарке, проходящей в городе в выходные дни. Материал оказался настолько богатым и захватывающим, что даже в последний день отъезда студенты рано утром отправились на ярмарку, чтобы успеть добрать намеченный материал.

В плотном расписании школы почти не оставалось места на первоначально намеченную вечернюю кинопрограмму. Тем не менее, несколько просмотров с последующим аналитическим обсуждением состоялось —  студенты смогли посмотреть «Барак» В. Огородникова (1999), антиутопию «Бразилия» Т. Гиллиама (1985) и вестерн «Hombre» Мартина Ритта  (1966). Помимо вечерней, была и обязательная утренняя программа в самых различных комбинациях: от разминки и пробежки по территории колледжа до занятий йогой.

На обратном пути в Москву студенты смогли осмотреть жемчужину Львовской архитектуры — усадьбу Знаменское-Раек.

Промежуточные результаты исследовательской деятельности студентов было решено изложить на ноябрьской научно-практической студенческой конференции, которая состоится на отделении культурологии НИУ-ВШЭ.

 

Организаторы школы выражают благодарность всем тьюторам школы, руководству гостеприимного Политехнического колледжа города Торжок, на базе которого проходила школа, – директору колледжа Юрию Владимировичу Скворцову, заместителю директора по административно-хозяйственной части Петру Николаевичу Пимахову, заместителю директора по воспитательной работе Анне Николаевне Король, а также всему персоналу колледжа. Кроме того мы хотели бы выразить признательность за содействие и внимание к работе культурологической школы директору торжокской Центральной межпоселенческой библиотеки Ольге Александровне Митиной и ее сотрудникам, заведующей городским архивом Ирине Иосифовне Лемешко, новоторжскому экскурсоводу и краеведу Лопатиной Нине Аркадьевне, заместителю директора по научной работе Всероссийского историко-этнографического музея Кузнецову Виктору Владимировичу, тверскому историку, краеведу и журналисту Павлу Сергеевичи Иванову, новаторам Владимиру Владимировичу Полякову и Сергею Козлову, а также всем жителям Торжка, оказавшим нам помощь в работе школы и организации исследовательской деятельности ее участников.

Ежедневные фоторепортажи о работе школы можно найти на странице отделения — Cultbook.