Дагестан 2018: путевой дневник в скетчах Дарьи Рядченко

12 августа, Дарья Рядченко, Москва

Настал час показать, что случилось 5 000 километрами ранее.

Я безумно люблю дорогу.

Словами не передать то удивительное ощущение, когда ты в разные промежутки времени открываешь глаза после сна, и видишь, как за окном сменяется движущаяся панорама: поля Воронежской области, небольшие склоны Ростовской области, а после появляются и первые горы. С каким восторгом все рассматривают появляющиеся из-за горизонта пока ещё небольшие холмики в Пятигорске!

И вот ты уже плавно оказываешься в горах все выше и выше, отвыкая от видов равнин, постепенно сливаясь с серпантинами, крутыми скатами и меняющимися вершинами гор Кавказа. К этим пейзажам невозможно относиться равнодушно и, кажется, к ним невозможно привыкнуть. Счастливое время.

 

Воспоминания о Северном Кавказе в скетчах

Катя Гущина

Пока я в экспедиции на севере с «Заповедник», начинает выходить серия южных материалов для «Это Кавказ»!

В первом выпуске — лучший город мира, Дербент и мои рисунки из двух дагестанских Экспедиции школы культурологии ВШЭ — в том числе и премьерные, с последней весенней поездки на Кавказ.

Работу можно найти по ссылке!

Дербент или лучший город в мире

3 мая, Катя Гущина, Дербент (Крепость Нарын-Кала)

Сижу на крепостной стене и рисую охранников, которые бегут меня с нее снимать.

Дербент — лучший город в мире. Город исполнения желаний. Я твердила это всей своей машине и кричала в рацию чужим. В дербенте есть море, 24-часовая кофейня, розалия за 170 рублей (подорожала на 20 р за год).

Мы приехали к Нарын-кала, а там мужчины. Поют и играют на инструментах. А я не могу слушать это, я начинаю танцевать или плакать. Оказалось, это к чемпионату Европы по вольной борьбе. Как только борцы подошли к стенам, музыканты заиграли «катюшу». А мы бесплатно прошли следом, примазавшись к толпе вокруг победителей под видом пары корреспондента, иллюстратора и фотографа риа-новостей.

Последний день в Грузии: кофе с видом на Казбеги

3 июля, Катя Гущина, Москва

Меня вырубило от усталости и боли в горле на подъезде к нашему последнему гестхаусу в Казбеги. В полной темноте наш патибас въехал во двор небольшого двухэтажного домика, мы перетащили шмотки и отогревались в комнате.
Оказалось, все обогнавшие нас (это было нетрудно) участники экспедиции сидели на кухне вокруг стола. оставалось немного гранатового вина и бутылка чачи. выпили. Было почти девятое мая.
— Так. Теперь надо найти немца, — пошутил кто-то. Немца не нашли, нашли, кажется, поляка. Поболтали. Выпили. Закуски не осталось.
И тут проявилась невероятная широта души Виталий Куренной.
— Открывайте холодильник, — сказал он, — все утром запишем на меня.

Утром команда патибаса проспала возможность поехать к монастырю, поэтому мы просто остались лениво вкушать щедрый завтрак и дописывать исследования на солнышке. Мы с Антоном пошли гулять, смеялись над рекламным билбордом про пластическую операцию (среди гор!). Прошли мост… и вышли к месту нашего въезда в Грузию, в крошечный городок, где мы в первый раз искали заправку.
Часть экспедиции сидела в кофешопе. Все — на скетче. Впервые за долгое время выпили настоящий, хипстерский кофе.
Собственно, этот рисунок именно о том замечательном моменте, восхитительном чувстве, которое ощущается до первой за день чашки кофе. Через несколько часов мы уже были в России.

 

13592761_881793441947062_3272487468130161529_n

Неопознаваемый лидер экспедиции, Лиза, Маша, за ней прячется Вероника

Казимир, талисман Школы Культурологии, и иранский скетчбук

Казимир, талисман Школы Культурологии, и иранский скетчбук

 

Путешествие в Иран: сто вопросов к Антону

28 июня, Катя Гущина, Москва

Серия фотографий «Anton Zykov опять куда-то нас затащил».
Мы все перезнакомились в нашем патибасе, пока выезжали в иранскую сторону с Тульской, ночью, вслед за остальными. Потом были уроки фарси, лекции о зороастрийцах, универ Тбилиси, шутки над пограничниками, «ничего не надо», поиски кофешопов, вечеринок на севере тегерана, переход реки вброд, ланч в пустыне, споры про army if lovers — israel, потери рюкзаков, ритуальное разбивание бутылок перед теми же погранцами. Мы стали командой патибаса, а Антон способствовал нашему влипанию в истории ‪#‎cultexp‬
📙🔆💥🍊
«антон! артем! мистер фарси! господин иностранец!» все это в последнем скетче с Кандована.

Сто вопросов к Антону

Сто вопросов к Антону, а к руководителям экспедиции только «ГДЕ АРТЕМ?»