Зоологический музей ДГУ

7 мая, Анастасия Бринцева, Махачкала

Зоологический музей Дагестанского Государственного Университета — самый большой, и даже можно сказать единственный, подобный музей в Дагестане, его коллекция составляет примерно три с половиной тысячи экспонатов. Музей поражает своим масштабном и объёмом представленной информации.
Он основан в 1966 году при зоологической кафедре, к этому времени было собрано основное количество естественно-научных экспонатов, которые к настоящему времени нуждаются в реставрации, заметны пролысины, утраты шкуры, трещины.
В музее два зала. Первый «малый» зал посвящён ландшафтам Дагестана. Витрины показывают разные ландшафты и их обитателей: в витрине «Побережье Каспийского моря» — тюлень, баклан, чайка и др; «полупустынные  ландшафты Северо-Дагестанских низменностей» — тушканчик, ушастый еж, стрепет, суслик и др; «Сухие предгорья» — хорьки, скорпион, шакал, черепаха, белоголовый сип; «Горные леса» — еж, дятел, чёрный дрозд, лиса, белка, синица, водяная крыса. Рядом с витринами чучела волка, медведя, горных туров. В этом же зале висят стенды Дагестанского заповедника и заказников. Музей сотрудничает с  заповедники, проводят совместные мероприятия.
Во втором зале — систематика животных. Мы были поражены, как и многие приходящие сюда на экскурсии школьники и студенты, масштабностью экспозиции.

 

Крепость Внезапная

6 мая, Анастасия Бринцева, Эндирей 

В прошлом году во время нашей экспедиции в Дагестан на окраине поселка Эндирей Хасавюртовского района Дагестана, на высоком берегу живописнейшей реки Акташ, мы обнаружили остатки крепостных валов и бастионов крепости Внезапная. В книге Б. И. Гаджиева «Царские и шамилевские крепости в Дагестане» красочно описана история строительства крепости в 1819 году по приказу генерала Ермолова, героическая оборона крепости во время осады чеченцами и кумыками в июне 1831 года, посещение крепости М. Ю. Лермонтовым.

В большинстве исследований говорится о том, что крепость Внезапная не сохранилась. Обнаружение столь сохранных валов стало причиной шуток коллег про научное открытие.

При более внимательном изучении планов крепости из фондов РГВИА выяснилось, что крепость 1819 года, та самая, которая строилась, отражая постоянные набеги, которая выдержала героическую осаду, была на противоположном берегу реки, напротив Эндирея, и от нее действительно ничего не сохранилось. В 1836 году укрепление было перенесено на окраину селения Эндирей. Это древнее село находится на пересечении торговых путей, там проходила крупная ярмарка, даже и сейчас один из крупнейших рынков региона находится рядом, в Хасавюрте. Поэтому крепость в этом месте имела стратегическое значение. Крепость 1836 года построена за одно лето, земляная, архаичная по своему плану, она была похожа на земляные укрепления времен Анны Иоанновны. Укрепление носило временный характер, символически утверждая усмиренные территории. После того как необходимость в ней пропала, крепость была оставлена, строения разобраны местными жителями на строительный материал.

Сохранившиеся периметр цитадели представляет собой четырехугольник с четырьмя бастионами, видны остатки фундаментов казарм, церкви, фрагмент кирпичной стены у восточных ворот укрепления.

Мы зашли в гости с семье Надира, его дом и огород примыкают вплотную к крепости и находятся на месте крепостного фортштадта. Подарили Надиру плакат с фотографией с дрона, сделанной во время экспедиции 2018 года. Надир и его супруга очень гостеприимны и рады нашей многочисленной команде, накормили свежайшей сметаной, которая вкуснее пломбира, домашним сыром и творогом, одарили ветками сирени.

Каменный сад Шамиля

5 мая, Александр Сувалко, Алагир (Северная Осетия)

По дороге из Приэльбрусья в одном из сел Виталий Куренной мечтал найти искателя камней и резчика по имени Шамиль, известного на всю Кабардино-Балкарию и соседние республики. Указание на его дом дали местные жительницы, которые держат кафе национальной кухни с настоящими, по их словам, хычинами по (!) 50 рублей (чуть дороже гамбургера в Макдональдсе).

Дом Шамиля расположен неподалеку от сельской площади. Рядом с домом со скромными синими воротами раскиданы необычные камни (конкреции), которые привлекают внимание людей, разбирающихся в геологии. Шамиль после краткого представления, увидев внушительную экспедиционную группу на трех машинах, распахнул перед нами двери своего гостеприимного дома.

Но тут важно небольшое отступление. В этом году в рамках курса по массовой культуре мы разбирали со студентами концепцию распределенного образа жизни Симона Кордонского, и один из студентов в качестве критического замечания отметил, что наша страна довольно большая, чтобы можно было говорить, например, о том, что где-то на Кавказе работала бы эта теория, и можно было бы увидеть гаражи или сараи, в стенах которых скрывались бы настоящие небольшие производства.

У Шамиля в общей сложности можно насчитать порядка 8 сараев, часть из которых отдана под мастерские, полировочные цеха, склады только найденного материала и пространство, где сушится готовая продукция. Там же своего покупателя ждут внушительных размеров столешницы с камнями, своим разрезом демонстрирующие самые удивительные причуды природы.

А какой у резчика сад! На месте, где должны расти картошка или кизил, раскинут каменистый сад, будто попал на курумник, где сохранились окаменелости дерева и аммониты, которыми вполне мог бы вдохновляться сам Ханс Руди Гигер, известный своей дизайнерской работой для фильма «Чужой».

Дом и окружающие его постройки заняты камнями различных размеров. Все это наследие было собрано по окрестным ущельям, многие места Шамиль не хочет показывать на карте, чтобы «вы там не остались навсегда».

В свои 50 лет Шамиль мечтал построить дом и забор к нему, но так до сих пор его и не достроил из-за найденного им по чистой случайности расколовшегося пополам септария, настолько поразившим его своим удивительным узором, что все последующие 12 лет он ежедневно тратит на их поиск или обработку.

Основной интерес Шамиля — это септарии, образующие сложный рисунок в круглых камнях (конкрециях), и аммониты, окаменелые моллюски. Из найденных камней Шамиль изготавливает внушительных размеров столы, другие же образцы оставляет для себя и для выставления на всеобщее обозрение. Прощаясь с нами, Шамиль предложил выбрать каждому участнику экспедиции по понравившемуся ему камню, а девушкам еще и вручил пириты (золото профана). Школе культурологии досталась пара тровантов, загадочных камней, которые могут со временем увеличиваться в размерах. А Виталий Куренной, так искавший резчика, и вовсе уехал с кофейным столиком, заметно нагрузив свой автомобиль. Даша Рядченко за свой рисунок получила два аммонита.

Мы же подарили Шамилю дымковскую игрушку тура авторства Любови Николаевны Коробицыной.

Фотографии: Михаил Каталов; рисунок: Дарья Рядченко.

Дом-музей И. Крымшамхалова в Теберде

2 мая, Анастасия Бринцева, Теберда

«Одно из последних зданий дореволюционной постройки в Теберде. Дом принадлежал поэту и художнику, общественному деятелю Исламу Крымшамхалову. Музей сейчас носит его имя. Музей не большой, вы все сможете сами посмотреть» — быстро рассказывает экскурсовод. Проводить экскурсии для одиночных посетителей, даже готовых заплатить за групповую экскурсию, здесь похоже не принято. После уговоров и рассказа о долгих плутаниях в поисках музея, мне проводят короткую, но содержательную экскурсию.

На карте музей обозначен как музей туризма и альпинизма (в 1983-2012 годах он носил такое название, затем был преобразован в мемориальный музей Крымшамхалова). На картах Maps.Me точка стоит совершенно в противоположном направлении, в 7 км от настоящего здания музея. Моя 10-киллометровая прогулка у подножия живописнейших гор в того стоила. Туризму и альпинизму посвящены три витрины последнего зала музея, в них показаны альпинистское оборудование, ледорубы, ботинки, книги об альпинизме на Кавказе, статьи, фотографии, удостоверения, вымпелы.

Основная экспозиция рассказывает о жизни, творчестве и семье И. Крымшамхалова. Он был основателем курортного посёлка в Теберде в 1909 году, после национализации его дом занимал санаторий. На стенах залов висят 9 копий живописных работ, оригиналы по завещанию художника хранятся в доме-музее Ярошенко в Кисловодске. Но по этим копиям и авторским офортам можно получить представление о творчестве этого самобытного и интересного живописца. В его работах прослеживается влияние художников-передвижников, с которыми он много общался. Работам, даже небольшого формата, свойственна монументальность форм, особенно в трактовке горного пейзажа, и сумрачный коричневатый колорит.

 

Кавказские Минеральные Воды

1 мая, Алина Гарифжанова, Лермонтов-Бештау-Пятигорск

С утра вместе с Мишей Деевым, Мишей Каталовым и Олей Вилковой отправились покорять Бештау. Подъем был не очень простым, но на вершине, после преодоления всех трудностей, мы все испытали сильное чувство морального удовлетворения. Радует доброжелательность людей по пути: все здороваются, несколько человек нас выручили с водой, потому что мы по глупости своей ей не запаслись.

Решили спускаться со стороны Пятигорска, чтобы успеть посмотреть не только Лермонтов. Спуск был крутой, на одном участке лезли по камням. Внизу оказались ужасно усталые, а до города идти 8 км по палящему солнцу. На втором километре я думаю, нет, так не пойдёт. Такси не вызвать, предлагаю автостопить.

— Ну, Алина, я немножко понимаю в автостопе, и вот поверь, нас вчетвером никто не возьмёт, — скептически отзывается Миша.

Вызов был принят: на втором курсе я участвовала в гонках по спортивному автостопу, так что знала кое-какие хитрости.

До Пятигорска мы все ехали на машине. Везла нас милая девушка Юлиана, которая возглавляет местный молодежный отдел. Организует фестивали исторической реконструкции, в них задействованы даже танки. Порасспрашивали и о туристических потоках, Юлиана нам рассказала, что здесь довольно много эзотерических туристов. В горах располагаются язычники, преимущественно у Монастырского озера.

День заканчивается экспедиционно: готовим картошку на костре, слушаем Визбора.

«Дорогу осилит идущий»

1 мая, Каталов Миша, Лермонтов

После важных, но весьма утомительных исследований заповедников, мы приехали в город Лермонтов, где остановились на две ночи. Коллективным решением было принято восхождение на гору Бештау (1400 м), так как по словам наших коллег, «за 2 часа туда-обратно можно подняться легко». Все оказалось немного иначе.

К подножью мы подошли к половине 12 и начали наш нелёгкий путь восхождения.

Не сказать, что дорога была сказкой, но меня сразу удивила доброжелательность всех людей, которых мы встречали: обязательным ритуалом взаимодействия было приветствие друг-друга, пожелание удачного восхождения/спуска и даже иногда обмен припасами.

Дойдя до седловины, сил у всех поубавилось, но все же из-за общей культурологической солидарности мы продолжили путь.

Под конец я тоже стал понимать, что силы на исходе, но по восхождению я понял, что именно тут, на знаменитой горе Бештау, ступала нога таких знаменитых людей как: Александр Сергеевич Пушкин, Михаил Юрьевич Лермонтов, Лев Николаевич Толстой и других легендарных деятелей культуры.

Бештау переводиться как «пять вершин», но остальные 4, как сказал бы один из поэтов современности, я «оставляю судьбе».