Мы выдвинулись из Барабаша в Посьет, а оттуда – в первый и единственный в России МОРСКОЙ заповедник. Дальневосточный морской заповедник – это также одна из немногих ООПТ, находящаяся в ведении Академии наук.

История его создания изложена потрясающе: это подробное и яркое описание бюрократических процедур, стоящих за процессом придания территории особого охранного статуса. Проект устройства заповедника в конце 1970-х согласовывался с десятками советских ведомств и местных организаций. Конфликтную ситуацию создавало само расположение будущего резервата: из-за близости к границе флот, в то время основной пользователь территории, не решался отдавать её. Пока ученые не пошли на хитрость и не заручились поддержкой любимца ВМФ – академика А.П. Александрова.

Сейчас заповедник состоит из четырёх частей, мы посетили только южный район этого большого комплекса – остров Фуругельма и мыс Островок Фальшивый.

Остров Фуругельма – место гнездования сотен разновидностей птиц.
Экскурсовод, нанятая заповедником на сезон, предупредила, что мы находимся на эталонном участке природы. Она также воспроизвела (сама того не зная) формулу Г.А. Кожевникова, о том, что заповедники необходимы для наблюдения за естественными процессами в дикой природе и сравнения с теми участками, которые подвергаются человеческому воздействию.

При этом, опорными точками на экскурсионном маршруте по острову служат остатки военной инфраструктуры 1950-х. А еще раньше – в тридцатые – на острове была ферма голубых песцов. Михаил Пришвин, посвятивший этому действу красочный рассказ (http://prishvin.lit-info.ru/…/dorogi…/tri-nochi-v-posete.htm ), о последних отзывался нелестно. Песцы сожрали всех птиц, гнездовавшихся в то время на острове. После чего ферму, кстати, закрыли.

В общем, еще раз убедилась в том, что большая часть территорий, которые сейчас объявлены заповедными или подлежат охране как эталонные участки дикой природы, уже подвергались (и не один раз) прямому воздействию человека. Это одно из важных лично для меня открытий экспедиционного сезона 2019 в целом.

Тем не менее, уникальность заповедника именно в том, что охраняются еще (под)водные ресурсы. Охранная акватория простирается на три мили от островов – что ограничивает возможности жителей залива Посьета по организации любительской рыбалки. Но дело, конечно, не в любительской рыбалке, а в местных промыслах. Если в Карелии каждый второй – рыбак, то в Приморье есть целые деревни водолазов. За два дня с водолазом здесь можно заработать столько, сколько по всей стране обычно собирают на промыслах за сезон.

Поэтому, в 2000-х, когда у заповедника появилась возможность обновить оборудование, началась своеобразная «гонка вооружений» с браконьерами. Лодочные моторы у них, обычно, превосходят те, что имеются в распоряжении сотрудников отдела охраны. Помимо наших заходят еще и северные корейцы, чьи суда иногда прибивает к косе мыса Островок Фальшивый. В общем, на инспекторах лежит громадная ответственность. В некоторых заповедниках, в том числе и в Морском, например, на эту должность стараются не брать сотрудников с местной пропиской, чтобы избежать конфликта интересов.

Приезжайте в Приморье, здесь хорошо. Виды и сами можете оценить. Фото: Миша Каталов

#cultexp
#открываемроссиюзаново