8 сентября, Михаил Деев, Москва

Чем запомнится Чупа?

Наша поездка завершилась, оставив после себя много полезного исследовательского материала, нерасшифрованных интервью и фотографий. За 2 недели группы от экспедиции посетили 4 биостанции, село Черная Речка, село Кереть, туристический центр «‎Полярный Круг» и шахтерский поселок Малиновая Варакка. Сама же экспедиционная база находилась в Чупе, о ярких впечатлениях от пребывания в которой и будет этот пост.

«Камни живые, я их не обижу»

Любой ответ местных людей на вопрос об истории города начинается с упоминания ГОКа, некогда ставшего градообразующим предприятием и закрытого в 2006 году. Сегодня мало что в облике города напоминает о его горнодобывающем прошлом, но эти следы легко найти в биографиях некоторых жителей — геологов со стажем — и в их быту. Так, у двух респондентов оказались собственные домашние коллекции минералов, которые они с удовольствием показали студентам. Большую часть экспонатов их обладатели находили сами, поэтому для них это не столько украшения для дома, сколько библиотека историй из жизни. Но и эстетическую функцию они выполняют: еще при ГОКе работали камнерезные мастерские, в которых после работы люди могли собственноручно обрабатывать свои находки, вырезать из камней шары или гальку, создавать интересные композиции из нескольких минералов или подсвечники из кернов (правильной формы каменные цилиндры, которые являются результатом взятия геологических проб бурением).

С прекращением работы ГОКа эти мастерские также перестали функционировать. Еще до недавнего времени в Доме творчества дети могли ходить в кружок по обработке камней «Самоцветы‎», но и он закрылся. Теперь, чтобы получить такие профессиональные сувениры, камни отвозят в Апатиты, где горнодобывающая промышленность процветает. Однако несколько лет назад открылась новая камнерезная мастерская при музее «‎Валитов Камень», а значит со временем искусство обработки камня вернется и в Чупу.

«Места, где остаются»

Может быть и необязательно в 1001 раз нахваливать природу Белого моря, но недаром именно для встречи с ней каждый год в Карелию стремятся туристы (впрочем, основной туристический поток проходит до 20-ых чисел августа). Среди ее красот можно выделить особенный северный лес с его соснами, ягодами, живописными валунами, мхами и озерами. Не менее удивительна и морская природа: постоянное нахождение рядом с литоралью приводило в какой-то детский восторг от наблюдения за тем, как меняется уровень воды на протяжении суток, когда днем можно залезть на небольшой валун у самого берега, а к вечеру на месте, где он был, будет лишь водная гладь.

Более интересный сюжет, который может ускользнуть от туристического взгляда, связан с условиями обитания в приливно-отливной зоне, создавшими уникальный биоценоз: организмы-его участники заняли нишу, для жизни в которой нужно приспособиться и к нахождению в воде, и к нахождению на суше. Неудивительно, что литораль так привлекает ученых и что они действительно восхищаются объектами своих исследований.

Сами же участники экспедиции ходили на лесные прогулки, где могли остаться наедине с собой, подумать о своих исследованиях или собрать грибов, любовались нежными закатами с Красных камней — небольших скал у берега Белого моря — откуда открывается панорамный вид залива, неоднократно запечатленный на фотографиях. За две недели в экспедиции ее участники видели коз, белок, ласку, морских зайцев и даже двух белух — настоящий экзотический туризм для московских студентов. Самое же яркое впечатление поездка приберегла на первые дни осени, подарив возможность увидеть северное сияние, многим — впервые.

«Белое море дается сытым»

Теплые воспоминания останутся от Чупы и благодаря той особенной атмосфере экспедиционного быта, которую совместными усилиями создали ее участники. Семинарские занятия и совместные ужины традиционно проходили в мансарде, сделанной из старой большой лодки. На окнах включали подсветку из огоньков, а для обогрева зажигали камин. Регулярно топили баню, после которой достаточно было пройти несколько метров, чтобы нырнуть в Белое море.

Отдельно стоит упомянуть экспедиционную кухню, блюда которой ни разу не повторились. Более того, поощрялись разнообразные кулинарные инициативы. Студенты и преподаватели собирали дары леса и моря. Так, было приготовлено брусничное варенье, суп из семи видов грибов и паэлья с беломорскими мидиями, а до гречки с тушенкой дело так и не дошло.

Таких, казалось бы, мелочей стало достаточно, чтобы студентам захотелось остаться в Чупе подольше или хотя бы обязательно вернуться снова, тем более что у некоторых уже появились идеи для новых исследований. А пока остается расшифровывать интервью, обрабатывать материалы текущих исследований и готовиться к выступлениям на конференции по итогам цикла экспедиций.