1 июля, Надежда Лозина, дорога в Дивногорье

Через полчаса после отправления, отдав свои билеты проводнику, мы пошли в вагон-ресторан.

Это мой первый вагон-ресторан. Натертая барная стойка, сухарики на блюдце и вежливая просьба подождать, пока разогреются печи.

Обсуждаем планы на экспедицию, назначаем завхоза, дежурного и хихикаем с истории строительства сельского клуба в Лисках. Господа рядом выпивают шкалики «Русский стандарт», господа напротив пьют пиво. Атмосфера дружественная, господа интересуются, зачем нам килограмм стирального порошка в поезде. Объясняем, что у нас экспедиция и мы планируем покупки. Господин расплывается одобрительно в улыбке, сверкая золотым зубом-«двоечкой».

Заказываем чай с медом и бергамотом, кофе со сливками и без. Обсуждаем правила безопасности при проведении интервью, график полевой работы и ужины. Время приближается к часу ночи, пора расходиться, просим нас посчитать. Сотрудница останавливается в центре ресторана и громко объявляет нам и всем присутствующим: «Нерусские мужчины за вас уже всё оплатили». Встречаемся с ними взглядом — кивают и улыбаются, поблескивая золотым зубом-«двоечкой».

Это был мой первый вагон-ресторан.