21 августа, Альбина Заверткина, поселок Калевала

Далее на нашем пути мы остановились в Калевале. Эта деревня существует еще с 16 века и известна певцами народных сказаний «рун». Сейчас деревня относительно активно для Карелии принимает российских и зарубежных туристов, а память о своем прошлом сохраняет в местном этнокультурном центре, действующем вместо традиционного регионального краеведческого музея, и музее карельских рунопевцев.

В музее рунопевцев экскурсовод знает не только русский, но и карельский язык, и идентифицирует себя как члена карельской народности, здоровается с нами на карельском, который выучила задолго до русского, и поет руны на родном языке. А ещё рассказывает, что карелов в Калевале примерно 30 % всего населения, и в школе было тяжело с нуля учить русский, когда русскоязычные одноклассники посмеиваются над тем, как карелы перманентно отстают в обучении.

Местная специфика заметна не только в музеях. На улицах города плакаты с цитатами из эпоса «Калевала», составленного Элиасом Леннротом из рун, записанных им в Карелии и Финляндии. Кстати, Калевала раньше называлась Ухтой. По названию эпоса ее переименовали в 1963 году в честь юбилея «Калевалы».

В сравнении с Петрозаводском и Чупой здесь сильнее ощущается близость Финляндии. Многие надписи дублируются на северо-карельском, который, по словам экскурсовода из музея карельских рунопевцев, очень похож на финский. Проекты по городскому устройству пишут скорее для грантов от финских фондов, а не для местных властей, у которых все равно нет денег. Надежды на процветание посёлка связывают с теми же финнами, которые много помогали в 1990-е: здесь много людей очень схожей культуры и даже говорящих на очень прохожем северо-карельском языке. Сейчас республика не хочет централизованно принимать деньги от Финляндии, а карелы возмущаются и рассказывают, что финны даже обещали отремонтировать аж трехчасовую дорогу (действительно, плохую) до Кеми.

Мы провели в Калевале один день. Уже по дороге в следующий город зашли к местному ремесленнику, занимающемуся резьбой по дереву. Резчик-самоучка обеспечивает сувенирами оба музея. В том числе мастерит кантеле — карельский струнный инструмент вроде гуслей, который создал еще «вековечный» Вяйнемёйнен — герой «Калевалы». Руны о нем и других героях эпоса мы продолжаем слушать и читать, пока дальше едем по республике, открывая Россию заново.