17 августа, Евгения Морейнис, Петрозаводск

Зеленый исторический центр Петрозаводска пересекает проспект (кого ж ещё?) Ленина, который резко спускается к большой воде — серо-стальному Онежскому озеру, от которого в сторону города задувают довольно-таки пронизывающие ветры.

Погода тут меняется со скоростью света: то выходит высокое северное солнце, то становится пасмурно. В первом случае приходится скидывать все до футболок, во втором — натягивать три с половиной куртки (одну из них вдобавок пришлось купить здесь).

Здесь вкусно: изумительная свежая речная и морская рыба, карельские настойки из морошки, брусники и клюквы, много хорошего кофе (ещё во времена СССР, говорят, тут с этим было хорошо).

Петрозаводск — транзитный пункт для тысяч туристов. Они приезжают через Москву или Санкт-Петербург, быстро осматривают город, а дальше — Кижи, Соловки, Валаам, Рускеала, Сортовала, сплавы по горным рекам, пешие походы, палаточные лагеря или организованные экскурсии.

Карелия серьёзно воспринимает перспективы развития туризма. Пару лет назад на местном уровне перед Петрозаводском поставили несколько задач:

  1. Увеличить среднее время пребывания туристов в городе (сейчас это обычно ноль или одна ночевка, власти хотят две).
  2. Убрать сезонность — чтобы туристы приезжали круглый год (сейчас провал в октябре–ноябре, но раньше туристы вообще только летом приезжали, так что позитивный тренд вроде есть).

При этом эти целевые задачи не только были поставлены, но под них стали выделять деньги, на недостаток которых жалуются, естественно, все. Кижи (с ударением на первую И) сейчас на реставрации, под постройку гостевых домов некоторое время выделяли ссуды. Малый бизнес тоже активничает: много маленьких кафе, магазинчиков, а по главной улице сплошь вывески туроператоров.

При этом люди говорят разное.

С одной стороны, жалуются, что из-за Чемпионата мира в этом году внутренних туристов стало совсем мало. С другой стороны, говорят, что в широкой перспективе туристов все равно стало больше, чем, условно, 10 лет назад — и есть иностранцы. Даже гуляя по улице, мы слышали то ли итальянскую, то ли испанскую речь.

В общем, пока что все немного противоречиво и едем дальше.

P.S. Кстати, забавный факт, который я не знала, — после публикации оды «Фелица» поэт Гаврила Державин был здесь назначен главой наместничества. Он прибыл сюда весной 1784 года, построил первую городскую больницу, в порывах гуманитарного максимализма перессорился с вышестоящим руководством, написал несколько стихотворений и через пару лет уехал наместником в Тамбовскую область.