Валентина Петровна Племянникова, мастерица дымковской игрушки, 78 лет.

Беседа с Валентиной Петровной состоялась в рамках экспедиции «Народные художественные промыслы г. Кирова и Кировской области» (17-29.09.2017).
С Валентиной Петровной беседовали Мадина Калашникова и Ольга Вилкова, студентки 2 курса Школы культурологии.

plemyannikova

Фото: dymka.teploruk.ru

Как давно вы занимаетесь дымковской игрушкой? 

60 лет

А вы пробовали заниматься чем-то помимо дымковской игрушки?

Нет. А зачем мне это надо? Я не распыляюсь, одним делом занимаюсь.

Расскажите, как вы начали заниматься дымковской игрушкой?

Шла-шла, увидела объявление в доме художника и всё. подала заявление. Сто заявлений был, а приняли 20 человек.  Я — единственная мастерица из работающих. Остальные умерли. Из 20 человек нас осталось четверо.

У вас, наверное, много учениц?

15.

Они уже работают?

Конечно, самостоятельно. Есть любители просто. Хочется позаниматься — занимаются.

А долго нужно было учиться, чтобы овладеть ремеслом? Понятно, что совершенствуетесь всю жизнь, но вот основной этап.

Где-то наверно… Ой, даже забыла. Ну год-то точно. Около года.

Как ваша семья отнеслась к выбору профессии?

А чего семья? У меня рабочая семья, как она может относиться. Нравится — делай.

А из ваших родственников никто никогда этим не занимался?

Нет, никогда. Никто никогда не занимался, это никому не нужно, в глине сидеть. У вас маникюр-то есть? (Намек на то, что девушки приходят с маникюром, который легко убивается работой с глиной — прим.).

Среди ваших учениц есть какие-то ваши родственницы?

В семье одни мужчины, а это по женской линии передаётся.

Как вы думаете, мужчины не могут этим заниматься?

Почему? Раньше-то занимались. У бабушек и глину мяли, и всё остальное. А что больше мужчина может? Мужчинам железо подавай. И побольше женщин. Я думаю так.

Какое у вас образование?

Училище искусств. Я в 1958 году поступила в мастерские дымковской игрушки, в 1964 ушла в училище искусств и закончила его в 1968 году. Хочется ведь знать, какая краска, что с чем смешивать.

А на какой специальности вы учились?

Преподаватель образования и черчения.

И вы не преподавали?

Никогда. Не понравилось. Могла бы, но попробовала и не понравилось. Не любят эти предметы в школе. Все убегают из школы, сидишь один в классе как дурак.

А вы пробовали работать в школе?

Нет, только практику проходила.

Вы сразу начали работать в лепке одна, как индивидуальная мастерица?

Я не индивидуальный предприниматель. Я ничего не предпринимаю, я просто люблю это дело и всё. А как называется эта любовь — не знаю.

А как вы эту любовь сами называете?

Сама я мастерица, вот и всё. Ну вот когда я ещё училась, потом уже работала много лет. Когда спросят где-то «Кем ты работаешь?», то я стеснялась говорить, что я мастерица дымковской игрушки. Потому что тогда люди строили коммунизм, социализм, там же соревнования. А как мы, мастерицы, можем соревноваться? Поэтому мне было стыдно, что я ничего не могу заработать или завоевать хоть как-то. И мне было стыдно, а сейчас — нет.

А на ваш взгляд проще сейчас или в СССР? 

Конечно в СССР.

А какие преимущества были?

Потому что во-первых игрушка пользовалась спросом, а сейчас же компьютеры, ничего не надо. Ну сами же знаете, время другое. В СССР проще, да. И продавалась игрушка, и зарабатывали мы. А сейчас я сколько смогу заработать, если кто-то что-то купит? Не знаю, в 90-е или нет это началось, знаю, что никто ничего не покупает и заработать очень трудно. Поэтому никто сюда [в профессию — прим. ] не идёт. Ничего не могут заработать. Сейчас игрушка — это на любителя. Дорогая роскошь считается.

Изначально же в игрушку прямо таки играли?

Да, а сейчас это называется «скульптура малых форм».

Мы разговаривали с другими мастерицами, они сказали, что у них есть любимые и нелюбимые игрушки. А у вас такие есть?

Нет, ну как можно нелюбимую игрушку вообще делать? Вот как вы представляете? Я не люблю, но буду её делать? Всё любишь, всё. Я вообще даже не понимаю, кто это сказал, если выдумал, что он что-то нелюбимое делает, то зачем? Я всё люблю. Как это нелюбимое дело? Вы вот можете нелюбимым делом заниматься? Вот и я нет. Как нелюбимое можно делать? Я не буду это делать. Я 60 лет-то работаю для чего? У меня такого нету.

Меня сейчас Максим Галкин пригласил на Первый канал на передачу «Старше всех». Она сейчас наверно скоро вот-вот выйдет. А я в октябре или ноябре, наверно, поеду. Там желающих очень много, но меня вот пригласили. Но когда и чего, поеду ли — не знаю. Но канал вроде надёжный. Что говорить там буду – не знаю. Что спросят, то и буду.

У меня здесь даже Алла Пугачева была с Челобановым в 90-х годах. Ездила я на фестиваль со Спиваковым. Два фильма сделано с моим участием («Небылица в лицах» и ещё один).   Они мне привезли эскизы костюмов на бумажке, а я их переводила на язык дымковской игрушки. Много чего вообще натворила в своей жизни.

Валентина Петровна на передаче «Старше всех»  на Первом канале

Расскажите пожалуйста, как меняется спрос людей, которые покупают игрушки?

Ой, это к продавцам вопрос, а не ко мне. Моё дело – лепить. Зайдите в магазин и вам там всё скажут. Очень много сегодня подделок. Совсем не мастера делают, но они дружат с продавцами и директорами, поэтому и продают свои подделки.

Это очень грустно. Ведь большинство покупателей, приходящих в магазин, не разбираются в этом.

Да за чем им знать? Им надо чтобы было много и дёшево. Вот и всё. Вся причина.

Некоторые мастерицы привносят что-то новое в дымку, используют какие-то нетрадиционные сюжеты.

Нетрадиционные? Да я и сама их делаю. Пойдёмте, покажу. Вообще, всякие сценки – они нетрадиционные.

А все ваши работы, которые находятся на продажу – они на выставки и продажу?

Ой, я просто работаю. Не знаю куда и что пойдёт. Я собираю всё, что касается дымковской игрушки. У меня есть альбомы с зарисовками и идеями. Они всегда предшествуют лепке. Я была в Ленинграде, в Загорске, где находится большой музей промыслов (речь о Музее игрушки в Сергиевом Посаде — прим. ), делала там зарисовки карандашом.

Вы были в самом селе Дымково?

А как же, там все наши учителя жили. А как же – без старейших мастериц нам не прожить. Здесь у меня есть работы и на городские темы, и на евангельские.

До пенсии я работала в Доме художника. После – ушла сюда. Там у меня ученицы были, но они, наверное, уже тоже ушли, потому что возраст уже.

А среди Ваших друзей много мастериц?

Мало. Они все живут по разным местам, улицам.

<…> Здесь, конечно, игрушек много. Всё-таки родина дымковской игрушки. Сейчас на вокзале вон расписали дома. Я вначале возмущалась, думаю, сделали что-то непонятное. А сейчас думаю, а что, все дома облупленные, почему бы весь город так не оформить.

Кстати говоря, собираются ещё около 30 домов в Кирове так расписать.

Отлично будет, замечательно, это я приветствую. Если денег хватит у города.

А они «по канону» расписаны узором, или нет?

Ну у нас тут видели вон сколько разных узоров, можно что угодно расписать. Ну и пусть будут одинаковые, ну и что? Я вначале возмущалась, а теперь думаю, как было бы хорошо, если бы было расписано. Город дымковской игрушки… *мечтательно* Унитазы можно расписать. <…>

У вас рабочий день до часу, а дальше вы чем занимаетесь?

Работаю до часу, а дальше в огород иду-бегу. А что? И сад, и огород у меня есть. На кладбище хожу, могилы исправляю. <…>

У вас не было какого-то желания взять новых учениц?

Нет, не надо, хватит.

Это очень трудоёмко?

Это очень дорого. Для них будет дорого. Краски покупай, глину покупай, всё дорого. Например, свет везде 3 рубля, а у меня 7,60. До июля было 7,60. По промышленности. Это очень дорого, никто учиться не будет, не по карману. Раньше нас учило государство, бесплатно,  а мы же сейчас не можем, мы сейчас за всё платим.

А к вам никто не приходит и не просит взять их в ученицы?

Да приходят, я объясняю, что это столько стоит, уходят и больше не приходят. Девочки, я должна говорить правду. .. Мы то 20 рублей получали в те годы.

А в какие годы это было? 

В 1964-1968 г.г.. у нас была ежемесячная стипендия в  20 рублей. Это было немного, но во всяком случае был хлеб в столовой бесплатно, горчица, и можно было купить в столовой на эти деньги стакан чая. Больше ни на что не хватало. <…>

Расскажите, пожалуйста, про ваших учительниц, как их звали?

Умерли они. Они жили в Дымково и приходили к нам, в Дом Художника, и нас учили.

А сколько их было?

Р: Пенкина, Кошкина, Безденежных и Никулина. Четверо их было. Ну они по очереди ходили, вместе-то не ходили. Один день одна, другой день другая. Ну а чего, они же уже пожилые были, возраст. Их просто ради Христа просили, вот и всё, они с удовольствием приходили к нам. Но это были самые лучшие люди в моей жизни.

Они привили вам любовь к дымковской игрушке?

Девочки, вот вы садитесь, полепите, у вас сразу появится любовь (Любовь Петровна по-доброму смеётся — прим.). Это искусство, которое сразу влюбляет в себя.

На самом деле, мы приехали группой, в основном девочки. Когда нам показывали мастерские, половина группы сказала, что хочет тоже очень хочется этому научиться. … Это очень завораживает.

Ну а если деньги есть, то почему бы и нет, поучиться всегда можно.

Кстати, фамилии, которые вы назвали своих учителей, мы их слышали, они на слуху.

Вы слышали о Трухиной, о Барановой. Вот из двадцати остались только эти. И то, уже, Нина Борнякова ещё нормально себя чувствует. Галя Баранова ещё нормально себя чувствует. И то мы не ходим никуда, нас не приглашают никуда, куда мы придем? Открыл дверь, а дальше что? Надо же специальные встречи организовывать. Чтобы люди как-то общались, опытом делились.

<…> Девочки, а проезд у вас сколько стоит?

50 рублей в одну сторону

Я почему спрашиваю, мне сказали, что проживание и дорогу оплатят, а остальное-то я сама. Не буду же я просить: «А оплатите мне трамвай?». Когда ездила со Спиваковым во Францию, он всё оплатил.

А вы с ним близко знакомы?

Да. Когда в Кирове даёт концерты, садит меня на сцену, оркестр весь впереди меня, а я сижу на сцене и за ними слушаю. А где мне деньги такие взять? (смеется — прим.). Ой, девочки, какой человек! Это такая лапочка! Повезло Сати, очень-очень-очень.

Даже необъяснимо хороший. .. Я знакома с Валентином Распутиным, переписывалась с ним до его смерти. После смерти не стала, потому что какие он мне листочки посылал, так это вообще! Мы таких никогда не видели. Но сейчас-то всё можно купить. С Расулом Гамзатовым была знакома, с Ростроповичем. Пугачева тут у меня была. С Гурченко была знакома. Марина Попович здесь была.

Все эти знакомства, получается, есть, потому что вы такая талантливая мастерица?

Ну да, наверное. Всю элиту нашей компартии видела. Такие пузатые приходили. Откормленные, на рубашке два подбородка висят. Все такие важные.

А у вас нет процесса, который вам нравится больше, чем другой?

Нет, всё поровну. Не может быть так, чтобы ты слепил, а роспись тебе не нравилась. Посидишь, подумаешь, вот для того и альбомы. Достаёшь альбом и смотришь. Вот сегодня ничего в голову не идет – придешь, посмотришь, и всё, пошло-поехало.

Мне кажется, это одна большая любовь ко всему процессу.

Конечно, так не может быть, чтобы одно нравилось, а другое нет.