22 мая, Катя Гущина, Москва

Мы сидели у армяно-грузинской границы.
— Да чтоб я! — я переворачивала наш пати-бас вверх дном, — оставила! — заглядывая под сиденья, — рюкзак! целый рюкзак! — вытряхнула все из багажника, — с паспортами и деньгами!
Когда я поняла, что компанию рюкзаку Антона Зыкова где-то в маленьком придорожном армянском кафе решил составить и мой, то еще долго пыталась успокоиться от смеха. Позвонили Саше. Они уже ехали обратно.
— Когда нам вынесли два рюкзака, я ни минуты не сомневался, чей второй. — резюмировал Александр Сувалко.
— А чего Виталий Анатольевич? — пристыженно спросила я.
— Чего? сказал — сиди, рисуй. Чтоб к его возвращению с рюкзаками был скетч.
Мы устроились у КПП.
— Теперь будем называть Виталия Куренного не иначе, как «спаситель».
— Границы ключ переломлен пополам… — запела Ирина Никитина. Я достала маркеры.
Через час я, второй проштрафившийся — Антон (которого до сих пор называли Артемом), взяв гитару, встречали нашего спасителя.
Как только опустилось стекло, мы запели о том, что:
— С причала рыбачил апостол Артем, а спаситель ехал на pathfinder’е, и Артем доставал из воды пескарей, а спаситель — его паспорта, и Артем закричал, что он покинет КПП, если ему откроют секрет, а спаситель ответил, мол, успокойся, mr. farsi, никакого секрета тут нет. собственно, видишь, там, на горе, развевается грузинский флаг? Под ним с десяток армянских и грузинских солдат. Без паспортов дойди-ка туда. Ну а когда надоест, возвращайся назад. Преподавать в вышке (троекратно) со мной!


13260077_858938617565878_5372302113347776632_n13260264_858938677565872_7738562042389288842_n