2 мая, Александра Скоробогатская, Тегеран

Первое, что приходит в голову, когда вспоминаешь об исламском искусстве, это запрет на изображение человека. В пределах парадной архитектуры мечетей это действительно так, и все мастерство здесь уходит в богатство орнаментального оформления. Однако въезжая в Иран удивляешься чрезвычайной изобразительности этой культуры. Повсюду, начиная с границы, встречаются изображения Хомейни и Хаменеи. Есть версия, что неприемлемо изображение, сделанное рукой человека, и поэтому фото разрешено. Но есть и фото, и некий паблик арт на стенах домов. Кроме того — изображения шахидов (мучеников революции) вдоль улицы; какие-то школьники; актеры и режиссеры иранского кинематографа в на афишах и в музее кино. Во многих музеях видна любовь к очень реалистичным формам — где в темноте или в углу одного из залов неожиданно возникают восковые скульптуры.

В плане же политических плакатов на улицах, все это несколько напоминает Чечню, только в гораздо большей хаотичности. Другого ярко заметного выражения новой системы власти в городском пространстве (конечно же, если не говорить о женщинах в черных одеяниях) и его планировке пока не полопалось.