1 мая, Александр Сувалко, Тегеран

Дорога в Тегеран из Тебриза заняла 9 часов на автобусе. Подобные рейсы отправляются между городами каждый час по несколько штук.
Мы стараемся жить в максимально бюджетных местах. Например, сейчас живем в отеле, каждая стена которого украшена фотообоями (первый этаж с тополями и маками, а на втором и третьем резвятся дельфины — очевидно им нужно больше места, чем макам); к одеялам не полагается пододеяльников и стены в каждом номере носят скорее декоративный характер, душ на каждом этаже и вовсе один. Во внутреннем дворике правда есть немножко роскоши — в центре стоит фонтан, украшенный петуниями и розами в горшках. Правда иногда нам немножко везет.

Позавчера в Ереване забронированные нами места в хостеле оказались заняты и в качестве компенсации нам предложили апартаменты с сауной и бассейном.

Сегодняшний день был смертельно длинным, как и все предыдущие. Начался он с посещения зороастрийской церкви в компании с Бехрадом Мистри. Для меня совершенно по новому открылась эта религия. Прежде никогда не удавалось побывать в зороастрийском храме. Наш храм оказался копией колониальной британской архитектуры, которую можно встретить в Индии. Каждому на входе дается белая шапочка для того, чтобы обезопасить пространство храма от грязи и нечистот. Любой мужчина сразу же становится похожим на санитара или врача. В центре каждого храма ставится огонь, который по поверью никогда не прекращал гореть с момента появления зороастризма. Оказывается, мусульмане очень многое заимствовали у зороастрийцев. Например, это касается одного из главных мусульманских праздников — новруз — нового года. Писать обо всех удивительных подробностях не вижу смысла, все же боюсь перепутать какие-то важные вещи.

Второй точкой, как ни странно, оказалась армянская церковь, стоящая напротив зороастрийского храма, и национальный музей при ней. Один из главных экспонатов всей экспозиции, наверняка не рассматривающийся местными работниками как таковой, это женщина, лежащая с автоматом в руке и одновременно кормящая ребенка — своеобразная родина-мать и мадонна в одном лице. “Когда у нас будет такое патриотичное современное искусство — я буду спокоен за родину” — именно так его емко интерпретировал Виталий Куренной. Особого внимания заслуживает гигантская коллекция кукол с подробными экспликациями назначения каждой детали костюма. Помимо этого, в музее множество не всегда опознаваемых объектов современного искусства, которые трудно понять без экспликации на одном из известных нам языков, все подписи были на персидском или армянском языках.

Затем мы быстро пробежались мимо биржи, где люди меняют золото на фьючерсы и пишут цифры на бумаге, затем прошлись по уютным пассажам с лавками торговцев всевозможной стариной, куда позже отправились торговаться некоторые из участников экспедиции. Обойдемся без спойлеров, наверняка кто-то из них скоро раскроет содержание части своего будущего багажа.

CdNrIiURzd0

В поисках главного, как нам сказали, музея Тегерана — музея ювелирного искусства, мы потратили два часа, когда он был у самого носа. Городским чиновникам не пришло в голову, что не для всех очевиден факт присутствия музея в здании национального банка. Музей просто присутствует без каких-либо опознавательных знаков напротив немецкого посольства. Тем не менее благодаря этому мы нашли другой музей, в котором познакомились с удивительным анатомическим атласом 9 века. Музей же ювелирных изделий представляет из себя вход в огромный сейф-хранилище, но перед тем как туда войти вас попросят снять ваши любимые очки Ray Baban и даже невинную сумочку. Венчает всю экспозицию бессмысленный и беспощадный золотой глобус, украшенный сапфирами и изумрудами. Пользоваться таким не то, чтобы невозможно, но и не было нужно — это исключительный элемент статусного потребления.

Вечер мы продолжили в кофе шопе, который в Москве скорее бы обозвали чайханой с кальянами. Пили пиво (безалкогольное) и ели кебабы (без них уже никуда) с рисом, кому-то достался кебаб султана.