7 мая, Александр Сувалко, Дербент 

За несколько минут до полудня поющие мегафоны по городу призывают верующих к намазу, а мы с Русланом Хестановым и Аленой Колесниковой после знакомства с церковью пятидесятников едем к махачкалинскому рынку. Паркуемся на остатках пешеходного перехода, ведущего прямо в забор. Волна невидимых ароматов специй и трав накрывает нас, и мы, не сопротивляясь, плывем по ней к пестрым рядам с приветливыми женщинами. На втором этаже многоэтажного дома скучают медицинские работники, из белых халатов одной из женщин виднеется сигарета, хотя курящую женщину довольно трудно встретить в Дагестане.

О казанских исламских магазинах мне много рассказывали друзья. Судя по всему, на исламских территориях они устроены похожим образом — одежду, парфюм, комиксы для ребенка о намазе, религиозную литературу и даже какую-то еду можно купить в одном месте. Супермаркетов в городе немного, многие из них только-только готовятся к открытию. Другая наша группа из 7 человек не встретила в городе ни одного исламского магазина, удивительно как иногда могут не пересекаться пути в центре города, где практически в каждом квартале можно встретить большую мечеть с устроенной рядом инфраструктурой — хиджама (кровопускание), арабская шаурма и исламская одежда.

Первые павильоны с рыбой поражают полупустыми прилавками — то ли санкции, то ли мы приехали достаточно поздно, но и здесь есть чему поживиться — бычки, рыбы амурского бассейна, сушеные и копченые золотистые балыки ждут благодарных ртов. при покупке рыбы торговаться не имеет смысла — цены одинаковые у всех, и конкурентным преимуществом каждого продавца становится его харизма. После покупки к вам наверняка подбегут и аккуратно скажут, что при желании без труда можно достать и черную севрюжью икру.
основные поставщики — Иран и Турция, а раньше продукты везли из соседнего Азербайджана, чье влияние мы почувствуем уже в Дербенте.

Дикие сушеные груши, сморщившаяся курага с горных массивов Дагестана на кончиках вкусовых рецепторов заставляют на минуту забыть обо всем. на рынке интересно не сколько наблюдать за экзотикой, а узнавать у продавцов о происхождении и тонкостях заграничной гастрономии.

В мясном отделе, как несколько лет назад у киевского вокзала каждый пытался навязать тебе свой ларек с цветами, так и тут в твоих руках неожиданно может оказаться свежий барашек или любая его часть. Отдельно от рядов держится мясник, готовый отточенным движением топора подготовить мясо к дальнейшим испытаниям. “совсем скоро этого не будет, превратится в супермаркет” — печалится Руслан Хестанов, с опущенными бровями осматривая сохранившийся колорит восточного базара. В Дагестане нет ни одного Макдональдса.

Особняком стоит ряд с сушеным мясом, к нему люди подходят не так охотно, как окажется позже в Куруше, сезон заготовок ожидаемо начинается в сентябре-октябре. “В Грузии сушеное седло барашка вы не найдете“ — предупреждает нас о возможном провале продавщица мяса, одетая в изумительное фиолетовое платье с золотым растительным орнаментом. Нам отрезают по большому куску ароматнейшего курдюка, который немедленно просится на язык, и этот непередаваемый вкус мы выносим с другими в пухнущих от покупок пакетах.
#cultexp #‎cultexp2015‬