4 мая, Мария Румянцева, Элиста

«Что для вас значит этот праздник – 1 мая?»
«Так 9 мая же скоро. Поэтому и празднуем» — продавец шашлыка, кажется, удивился моему вопросу.
Мы сели за импровизированный стол, поесть только что приготовленных бараньих ребрышек. Хорошо, что в ночь на первое мая нам удалось заночевать неподалеку от села Ергенинский. «Сюда сейчас вся республика съехалась на праздничные игры посмотреть: на скачки и борьбу». Местные легко шли на контакт, приветствовали нас на калмыцкой земле, говор или о русско-калмыцкой дружбе, дарили георгиевские ленточки. Некоторые пришли в национальных калмыцких костюмах. Праздник 1 мая официально приурочили к 70-летию победы. Вспоминали местного ветерана, Гаря Гаковича Менкенова.
— «Вы так говорите как будто он здесь один».
Виталий Куренной: «Так он действительно в этом селе один остался. 9 мая здесь праздник не однозначный. Калмыков же убрали из армии в 1943 году. Вот Ксюша Романенко историю этого ветерана хорошо знает».
— «Когда забирали калмыков, командир назвал его казахом, поэтому он и остался…»
«Там много было таких…» — в разговор вступил незнакомый калмык, — «Калмыки во время войны славились своей решимостью и мужественностью. После того, как их обвинили в предательстве и вывели из советских войск, саму Калмыкию разделили между соседними областями, людей депортировали в Алтайский край, Сибирь, Казахстан. Депортации стали черной страницей в истории нашего края. Тогда многие командиры стали записывать калмыков под другой национальностью, чтобы оставить их в строю. Нужно понимать, что командиры рисковали ради калмыков. О чем это говорит?» — тон нашего собеседника приобрел учительский, назидательный оттенок. Калмык невозмутимо продолжил: «Это говорит о том, что калмыки прекрасно проявили себя в бою, а депортация была ошибочной».
1 мая, приуроченное к 70-летию победы, праздновали с большим размахом. Были видимо на нем и профессиональные «проводники калмыцкой культуры», развитие которой сейчас поддерживается на правительственном уровне, в том числе, за счет мер по популяризации калмыцкого языка в школах и учреждениях дополнительного образования. Был ли наш знакомый подобным активистом – не ясно, по крайней мере, плавная речь об истории региона сочеталась у него с отсутствием каких-то конкретных примеров. Об истории семьи подробно он не говорил. Упомянул лишь, что дед был депортирован в Алтайский край. История войны здесь связана с историей депортации, а примиряются они как раз с помощью того непротиворечивого исторического нарратива, к которому прибегал наш собеседник.

‪#‎cultexp‬ ‪#‎cultexp2015‬