4 мая, Мария Румянцева, Тарки

«Это наша Земля» — собеседник махнул рукой в сторону Махачкалы. С веранды его крепкого, добротного дома открывался панорамный вид на столицу республики:
 
— Мы когда видим чужие машины, сразу спрашиваем: “Кто такой, к какому приехал?” Скажут, если приехал к кому-нибудь из наших, “идите, проблем не будет у вас”. А то был же раньше беспредел. С города приезжали ребята, наркоманы, тут шприцы валялись. Мы им говорим: “идите в город, что хотите делаете, а поселок оставьте наш”. Сейчас уже в городе знают, что нельзя здесь свои порядки насаждать.
 
Хозяин дома разводил самовар, иногда к нему заходили жители поселка, кто-то оставался, кто-то здоровался и сразу уходил. Сильная и сплоченная община поселка Тарки, для которой город Махачкала представляется слишком разобщенным. Центр этой общины – мечеть.
Мы окружили хозяина дома, внимательно прислушивались к его словам. Девушкам предложили войти внутрь. Я попыталась остаться. «Иди, иди, а то замерзнешь».
Нас проводили на второй этаж вместе с сыном и дочерью хозяина. В мечете запел муэдзин. Несколько девушек, включая меня, вышли на балкон – босиком, к нам подбежала дочка хозяина. «Я боялась сюда выходить, когда перил не было». Девочке 7 лет, на ней короткая юбочка и свитер с изображением Микки Мауса: «Хотите, покажу свою комнату?» Комната походила на сказочный домик принцессы – столько там было игрушек.
Нас позвали пить чай. Мужчины отошли в сторону и продолжили разговор. Мы не решились к ним подойти. После чая поехали наверх сделать панораму поселка.
 
— Вон дорогу видите. Мы ее сами сделали. Раньше туда только пешком можно было пройти. Мужики наняли трактор, да сами дорогу проложили.
 
Вечером вернулись в гостиницу в Махачкале, рассказали местным о посещении поселка. «Вас что наверх пустили…?» — махачкалинец, казалось, нам не поверил.