2 мая, Женя Бобылева, Элиста

Первое мая!
Утром мы сидим в кафе на дороге в Элисту, завтракаем, пьем странный соленый калмыцкий чай – большинству из нас он не нравится, но все равно многие старательно пытаются распробовать необычный вкус. За окном толпа местных окружила наши машины и фотографирует на телефоны лейбл экспедиции – только когда они отходят от них, мы соображаем, что надо было рассказать им о нашем хештеге. В самом кафе работает телевизор, идет трансляция новостей: «Сегодня россияне празднуют Первое мая», «Сегодня на Красной площади состоялся парад профсоюзов», что-то еще, что уже честно не могу вспомнить. Повестка дня кажется пришедшей из вселенной, параллельной пустынной степи вокруг, в которой вполне мог бы потерпеть крушение Сент-Экзюпери, чинить самолет, а потом встретить Маленького принца.
После завтрака мы попадаем на празднование Первого мая в небольшом калмыцком селе, который проходит под лозунгом празднования 70-летия победы. Наездники на лошадях соревнуются за право выиграть мультиварку, тлеют углы в мангалах, на которых делают шашлыки, девушки в форме будто бы из «А зори здесь тихие» исполняют «Катюшу». Мы пробуем печеных сусликов, костлявых и жилистых, которые не идут ни в какое сравнение с сочными бараньими ребрышками, которые готовят на празднике.
Специфика калмыцких традиций перемешана с повесткой дня. Бабушка в красивом национальном костюме раздает георгиевские ленточки. Высокий черноглазый юноша с твердым взглядом рассказывает нам о депортации калмыцкого народа в Сибирь в 1943-1957 годах и репрессиях советской власти против местного населения. Для многих здесь важна их история, хотя за два дня здесь сложно определить, можно ли вообще понять, что такое «их» степная страна с языком, который находится на грани исчезновения, поскольку большинство говорит на русском, со сложной экономической ситуацией, когда многие надеются отсюда уехать — и со своей культурой, религией, мифологией и героями, которых не знает приезжий, но которым ставят памятники в городах.

‪#‎cultexp‬ ‪#‎cultexp2015‬